Секретарь-координатор

Большевистской платформы в КПСС,

канд. филос. наук

Т.ХАБАРОВА

 

История требует

объективного отношения к себе

 

По поводу "исторического" сочинительства
И.Ханутиной. ("Голос коммуниста" №3/191/, 2016г.)

 

КОНЕЧНО ЖЕ, планировщики психоинформационной войны,– чьей марионеткой являлся Ельцин,– прекрасно понимали, что одним лишь запретом "сверху" КПСС не уничтожишь.

Нужны были "внутрипартийные" коллаборанты,– точно так же, как оккупационный демонтаж СССР был практически неосуществим без коллаборантов на государственном уровне.

Вот в роли такого коллаборационистского, уж извините за откровенность, отребья внутри КПСС и выступили те, кто в 1991–92 годах создавал "коммунистическую" (лжекоммунистическую) многопартийность.

Но если с коллаборационизмом на государственном уровне (с его оценкой) всё более или менее ясно, то коллаборационизм антипартийный по сию пору квалифицируется нашими "комдвиженцами" как "собирание сил для противодействия режиму"(!).

Ничего себе "собирание сил" – начатое с усердного пособничества в разгроме того самого института, который, будучи сохранён, единственно и мог бы послужить костяком для выстраивания Сопротивления фактически свершившейся оккупации страны.

В ноябре 1991г.,– пишет И.Ханутина,– "в Свердловске собрался съезд всех тех, кто не отказался от партбилета". Весьма интересные "сведения". В Свердловске в ноябре 1991г. состоялся учредительный съезд РКРП,– партийки, которая в последующем зарекомендовала себя прямо-таки истеричным противостоянием процессу воссоздания КПСС. От какого партбилета они "не отказались"? От партбилета КПСС – так это просто вздор. А такие "борцы с режимом", как андреевская ВКПБ, так те прямо указывали, что пребывание в её рядах с членством в КПСС несовместимо.

Послушать И.Ханутину, так воспеваемый ею Союз коммунистов оказался "единственным", кто счёл за необходимость "сохранить историческое название КПСС". А поскольку название КПСС в тот момент попало, видите ли, под ельцинский запрет, то Союз коммунистов "в своей программе сразу же провозгласил своей задачей при первом же удобном случае восстановить прежнюю историческую аббревиатуру".

"При первом же удобном случае", хорошо сказано… Только,– видно,– этот удобный случай 25 лет так и не наступил.

А вот Большевистская платформа удобных случаев не дожидалась.

В том же ноябре 1991 года, в Заявлении Московского центра БП в КПСС можно прочитать:

"Мы заявляем ещё раз, что функционируем как Большевистская платформа в КПСС. Призываем коммунистов сохранить первичные парторганизации КПСС, перерегистрировать оставшихся членов партии, продолжать уплату членских взносов, накапливая их покуда в первичках, стараться наладить нормальную партийную работу на основе имеющихся программных материалов, в том числе и Большевистской платформы. Призываем другие левые течения и Платформы в КПСС последовать нашему примеру."[1]

К слову, название "Коммунистическая партия Советского Союза" никто не запрещал. Вопреки распространённому заблуждению, не были запрещены и первички КПСС. Так что вполне можно было, не откладывая в долгий ящик, не только "восстановить прежнюю аббревиатуру", но и просто оставаться членами КПСС, на уровне первичной парторганизации.

Что и сделал, кстати, Московский центр Большевистской платформы, образовав ещё в конце 1991г., без всяких "удобных случаев", Межрайонную первичную организацию КПСС. Её секретарём стал Ю.А.Суслин.

Иначе говоря, версия насчёт Союза коммунистов как единственного, якобы, "хранителя" бренда КПСС в первой половине 90-х годов,– это выдумки, не соответствующие действительности.

Союз коммунистов – это был один из множества имитационных псевдокоммунистических новоделов, возникших во исполнение планов классового и геополитического противника по уничтожению, "истиранию в порошок" КПСС как политического института. Причём, наиболее "грязная" работа здесь, как и всегда в подобных ситуациях, должна была быть выполнена руками перебежчиков изнутри самóй уничтожаемой партии.

Вот они и выполняли.

Достаточно взглянуть, как И.Ханутина изображает проводившуюся имитаторами "перерегистрацию членов КПСС". Вместо того, чтобы помогать воссоздавать первички КПСС,– которых, повторяем, никто не запрещал,– наших, увы, не в меру доверчивых коммунистов попросту записывали в новодел, по сути своей уже ничего общего с КПСС, как она должна быть, не имевший.

 

В ЛОЖНОМ СВЕТЕ представлен в статье И.Ханутиной и исторически принципиально важный момент "воскресения" КПСС после ельцинского погрома ноября 1991г.

Читаем: с июня по октябрь 1992г. руководители СК, РРП, ВЛКСМ и другие компартии провели целый ряд политических мероприятий от Пленума ЦК КПСС до Всесоюзной партийной конференции.

Это что,– РРП, что ли, проводила Пленум ЦК и Всесоюзную конференцию КПСС? Нет уж, тов. Ханутина, давайте отделим мух от котлет.

Инициатива созыва Пленума ЦК КПСС принадлежала целиком и полностью Большевистской платформе.

4 января 1992г. на квартире у Е.А.Кафырина заседало руководство Союза коммунистов во главе с А.А.Пригариным, и на этом совещании уже упоминавшийся мною Ю.А.Суслин добрых часа полтора втолковывал члену ЦК КПСС Пригарину, что необходимо плюнуть на все ельцинские запреты и хотя бы попытаться провести Пленум ЦК.

Ибо, что же это за лапшу нам навешивают, якобы Горбачёв "распустил" партию? Партию может распустить только съезд, а съезд может быть созван только Пленумом ЦК. Собирайте Пленум, а Пленум пусть проведёт съезд, а съезд пусть и скажет коммунистам, существует партия или её уже "нет".

Привожу эту аргументацию дословно, поскольку до этой – на первый взгляд весьма простой – вещи никто, кроме молодого коммуниста Юрия Суслина, тогда почему-то не додумался. Никто, не исключая и самих членов Центрального Комитета.

Итак, после продолжительной и напористой суслинской агитации А.А.Пригарин в буквальном смысле почесал в затылке и изрёк: А пожалуй, я возглавлю Инициативную группу по созыву Пленума ЦК.

Вот таким образом обстояло дело в реальности, а мухи в виде "РРП и других компартий" должны быть отсюда убраны. Да и роль Союза коммунистов как такового тут была отнюдь не инициирующей.

Пленум ЦК КПСС состоялся 13 июня 1992г., на нём был создан Оргкомитет по проведению XX Всесоюзной конференции и XXIX съезда КПСС. Он и занимался подготовкой обоих этих форумов, а не "другие компартии", опять-таки.

Что касается участия имитаторских "других компартий" в процессе возвращения КПСС на политическую сцену, то на Пленуме в июне 1992г. те члены ЦК, которые к тому времени успели заделаться функционерами этих самых "других компартий", голосовали против конституирования Пленума. В том числе А.А.Сергеев, уже подвизавшийся в РКРП.[2]

В начале августа 1992г. в Москве проходила масштабная встреча представителей новообразованных партий, где присутствовали также и некоторые члены Оргкомитета ЦК КПСС (К.А.Николаев, А.А.Пригарин, Т.М.Хабарова), хотя Оргкомитет как таковой приглашён не был. Аналитический обзор этого мероприятия Большевистская платформа выпустила под заголовком "Братцы, кончайте дурить".[3] Поинтересуйтесь там, какие коленца выкидывали в адрес КПСС организаторы встречи – руководители РКРП и ВКПБ (Н.Андреевой): деятельность Оргкомитета ЦК характеризовалась ими чуть ли не как происки реставраторов капитализма (?!).

Короче, мифологию о какой-то мало-мальски конструктивной причастности подавляющего большинства партий – новоделок к восстановлению КПСС надо снять с повестки дня – за полным отсутствием подтверждающих фактов. И наоборот, за обилием фактов противоположного свойства.

 

ИЗЛАГАЕМЫЙ И.Ханутиной сюжет о том, как КПРФ переманила, якобы, к себе многолюдные ряды Союза коммунистов, также относится к области вымыслов.

Выше было уже упомянуто, что наращивание своего собственного контингента СК вёл под биркой "перерегистрации членов КПСС". Соответственно, и сами "перерегистрируемые" коммунисты, и Оргкомитет ЦК считали, что таким путём воссоздаются первички КПСС. Кроме того, работу по восстановлению первичек вела ведь и Большевистская платформа,– с той разницей, что мы людей никуда "к себе" не приписывали, но напротив, всячески старались им внушить, что они – члены продолжающей существовать КПСС как таковой.

И вот, когда таких "реанимированных" первичек набралось уже порядочно, в январе 1993г., К.А.Николаев, А.А.Пригарин и Ю.Изюмов, втайне от остальных членов Оргкомитета ЦК, "переквалифицируют" все восстановленные первички КПСС… в первички КПРФ.

Член Оргкомитета Хабарова узнаёт об этом… случайно, оказавшись рядом с В.А.Купцовым в президиуме одной из московских районных партконференций, где В.А.Купцов с торжеством сообщает ей "на ушко", что,– мол,– мы с "вашими" обо всём договорились, и теперь все ваши первички (КПСС), это наши первички (КПРФ). Хабарова, естественно, чуть не падает со стула, ибо ранее с такими "методами" номенклатурной работы была не очень-то знакома.

Этот трюк подробно описан в аналитическом материале БП в КПСС Беловеж по-московски: хроника ещё одного предательства.[4]

В результате КПРФ, пальцем о палец не шевельнув в плане трудоёмкой, нудной и не всегда благодарной возни с "реанимацией" первичек, одним махом приобрела себе членский состав, необходимый для проведения съезда,– каковой и был вскоре проведён, "в пику" и в качестве вызова XXIX съезду КПСС.

И никаких "эмиссаров" для этого не понадобилось,– "эмиссаром" выступил, как видим, сам же лидер Союза коммунистов Пригарин.

 

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ несколько слов относительно того, явилась ли таким уж благом для восстановительного процесса разработка его программных документов Союзом коммунистов, конкретно – А.А.Пригариным.

Полагаем, что этого сказать никак нельзя.

В Программном заявлении XX Всесоюзной партконференции, так там весь "ассортимент" той самой хоущёво-горбачёвщины, которую не культивировать надо было в партии, а расстаться с ней как можно решительней и бесповоротней.

Прошедшая за неделю до Всесоюзной партконференции, 3 октября 1992г., Вторая межрегиональная конференция Большевистской платформы приняла по поводу пригаринского проекта специальную резолюцию, где говорилось:

"… проект Программного заявления содержит ряд положений, с которыми Большевистская платформа согласиться не может, считая их ошибочными.

Таковы, например:

– чётко выраженное в проекте негативное отношение к государственной форме социалистической общенародной собственности и связанная с этим в корне неверная оценка причин тормозных явлений в советской экономике на протяжении последних десятилетий (формулировки типа:  "возможности «государственного социализма» были полностью исчерпаны" и т.п.);

– подмена понятия "единый народнохозяйственный комплекс СССР" понятием "единого экономического пространства";

– проявившееся непонимание специфики существования и действия товарно-денежных отношений при социализме, что выразилось в таких формулировках, как "ввести государственное регулирование экономики в гибком сочетании с рыночной самонастройкой"(?) и др.;

– допущение "свободы выхода предприятий на мировой рынок под государственным контролем", что по существу является отрицанием государственной монополии внешней торговли;

– допущение "в ограниченных размерах" эксплуатации частно наёмного труда;

– тезис о передаче государственных предприятий трудовым коллективам с правом группового распоряжения "результатами труда", что красиво звучит на бумаге, но не может иметь места в нормально функционирующем едином народнохозяйственном комплексе;

– продолжающаяся оценка горбачёвско-ельцинской политики как "реформ", а не как осуществляемого под диктовку внешних и враждебных нашей стране сил национального предательства, лишь маскирующегося под "реформы"."[5]

"В интересах сохранения едва затеплившегося нового единства коммунистов"– как сказано в той же Резолюции,– Большевистская платформа решила не выдвигать свой проект Программного заявления[6] как альтернативу официальному проекту Оргкомитета ЦК КПСС.

Эта позиция руководства Платформы вызвала протест доброй половины участников большевистской конференции 3 октября. Делегаты расценили её как "уступку меньшевизму". Перечисленные в Резолюции недостатки официального проекта,– заявил Виктор Лексин,– неприемлемы в принципе и не могут служить предметом компромисса. Отказ Московского центра БП от выдвижения своего проекта – ошибка. Необходимо настаивать, чтобы на ХХ партконференции рассматривались оба проекта – и Оргкомитета ЦК КПСС, и Большевистской платформы.[7]

Выступление на конференции у большевиков А.А.Пригарина было встречено "шумом в зале".

В определённой мере товарищи, встретившие в штыки пригаринский "манифест воинствующего меньшевизма", были, конечно же, правы. Благородный жест Большевистской платформы с невыдвижением своего проекта Программного заявления на ХХ партконференции пошёл на пользу, в конечном счёте, не долгожданному "новому единству коммунистов", но лишь новому наплыву хрущёво-горбачёвщины в коммунистической среде на территории СССР. Об этом состоялся подробный разговор на недавнем (16 июля) мероприятии в честь 25-летнего юбилея Большевистской платформы[8], и здесь нет нужды повторяться.

Стоит,– наверное,– лишь подчеркнуть, что в существенной степени благодаря усилиям таких "идеологов", как А.А.Пригарин, правотроцкистский "саван" над советским (в том числе "постсоветским") коммунизмом смог растянуться ещё на четверть века после описываемых событий. Так что большого "счастья" Советскому народу пригаринское авторство под документами XX Всесоюзной конференции и XXIX съезда КПСС не принесло.

Москва, 22 июля 2016г.



[1] Заявление Московского центра Большевистской платформы в КПСС. Москва, 20 ноября 1991г. Информационный бюллетень Московского центра БП в КПСС №1, М., март 1992г., стр. 2. http://www.cccp-kpss.narod.ru/svetoch/inf.1/Z201191.HTM.

[2] См. об этом материал Большевистской платформы Праздник на другой день после "праздника". http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/zakpss/prazd.htm.

[5] См. О проекте Программного заявления ХХ Всесоюзной конференции КПСС. Материалы Второй межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в КПСС. Москва, 3 октября 1992г. М., "Палея", 1992, стр. 63. http://cccp-kpss.narod.ru/bpk/konf/konf2/oprzXX.htm.

[6]  См. там же.

[7] Там же, стр. 7.