Председатель Исполкома

Съезда граждан СССР,

канд. филос. наук

Т.ХАБАРОВА

 

КПРФ должна идейно перевооружиться

на основе современного советского патриотизма

По поводу доклада Г.А.Зюганова

"Революционное наследие Великого Октября и задачи КПРФ"[1]

 

И.В.Сталин считал,– как известно,– главнейшим завоеванием Великого Октября самый факт образования на планете Земля первого в истории государства трудящихся – СССР.

"Есть один вопрос, который ставит водораздел между всеми возможными группами, течениями, партиями и проверяет их революционность или контрреволюционность. Этим вопросом является … вопрос о безусловной, безоговорочной защите СССР от нападений со стороны империализма."[2]

Любые разглагольствования о том, чтобы защищать дело Октября "помимо СССР", вождь однозначно расценивал как скатывание в лагерь врагов революции.

Сегодня выражением этого по-настоящему современного, сталинского классового подхода является позиция, отстаиваемая Съездом граждан СССР и Большевистской платформой в КПСС:

Мы потерпели поражение в почти полувековой информационно-психологической (Третьей мировой) войне; СССР на сей день есть временно оккупированная объединённым транснациональным капиталом страна. Де-юре он продолжает существовать, сохраняется его правосубъектность на мировой арене, юридически продолжается действие общесоюзной Конституции 1977 года (как и принятых на её базе Конституций союзных республик, начиная с РСФСР). Носителем временно попранного суверенитета СССР, в этом его состоянии, выступает Советский народ, как совокупность граждан СССР – лиц, морально-политически не отрёкшихся от своего советского гражданства. Советский народ никуда не делся, он также продолжает существовать, но он искусственно атомизирован, психоинформационно "распылён", дезорганизован и деморализован.

Советский народ нуждается в новой консолидации, и будучи заново консолидирован, он становится субъектом и движущей силой новой,– если угодно,– Отечественной войны: войны за освобождение Советской Родины от фактического (и неотрицаемого) чужеземного порабощения, за восстановление на нашей земле социалистического общественного строя и социалистической союзной государственности, воплощающей дружбу и братство трудящихся всех национальностей.

Изложенная концепция,– вкратце обозначаемая как идеология современного советского патриотизма,– объективно единственно правильна. Её неоспоримость подтверждается (хотя и несколько эпатажным образом) тем, что её упорно старается "позаимствовать" и приспособить под свои интересы уже и сам оккупационный режим ("НОД" Евгения Фёдорова).

Сегодня спокойно можно утверждать, что покуда идеология современного советского патриотизма не будет взята на вооружение всеми действительными (неконъюнктурными и неимитационными) коммунистами в стране, никакого реального освободительного движения не начнётся, как не было его все истекшие с момента фактической оккупации двадцать с лишним лет.

 

Но что же предлагается нам в докладе Г.А.Зюганова "Революционное наследие Великого Октября и задачи КПРФ"?

Во-первых, Г.А.Зюганов как был, так и остаётся упёртым противником тезиса о продолжении существования СССР во временно оккупированном состоянии. Он предпочитает проживать не на временно оккупированной территории СССР, а в стране "реставрированного капитализма". Возможно, в этом есть свой резон,– поскольку при восстановленной Советской власти никто не будет по четверти века держать подобных "коммунистов" в высшем законодательном органе на полумиллионных "зарплатах".

Однако, хотелось бы понять, откуда взялся у нас, по какой объективно-исторической закономерности образовался этот "реставрированный капитализм"? Ведь автор доклада сам ссылается на ленинские указания о необходимости строить политику на познании объективных закономерностей истории. Но История,– как классики предупреждали,– ничего не делает без крайней на то нужды.

И одна общественная формация может сменить другую (хотя бы только ситуативно, временно) лишь в том случае, если это пойдёт на пользу производительным силам. Так было у нас в 1920-х годах при временном и ситуативном "отступлении к капитализму",– каковым являлся, по В.И.Ленину, НЭП.

Между тем, на какую же "пользу" производительным силам Советской страны пошёл зюгановский "реставрированный капитализм"? Об этом даже и заикаться-то смешно. Марксистский закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил тут абсолютно ни при чём. Не лучше ли перестать "бодаться" с фактами, по-честному взглянуть в лицо жизненной правде и признать: то, что проделано с нашими производительными силами,– тотальная деиндустриализация, погром единого народнохозяйственного комплекса, уничтожение единых энергетической, транспортной, жилищно-коммунальной и других мегасистем, целенаправленное обезлюживание огромных регионов и прочее,– это не по зубам никакому "капитализму" и на это нет никаких "объективных законов". Это мог сотворить только победивший в войне геополитический противник, практически оккупировавший страну и "обрабатывающий" её под свои нужды посредством посаженного им на шею народу оккупационного режима.

Вот под законы оккупационно-репарационной "разделки" временно побеждённой страны всё это прекрасно подходит, и в этих терминах и следует всё совершающееся анализировать. Домыслам же о "реставрированном капитализме" место в мусорной корзине.

 

И Советскому народу в изложении Г.А.Зюганова "повезло" ничуть не больше, чем Советскому Союзу.

Нынешние "наследники Октября" третье десятилетие(!) тупо отрицают факт его продолжающегося существования. Чтобы увильнуть от необходимости констатации этой исторической и геополитической реальности, используется начётнически трактуемая мысль И.В.Сталина о том, что буржуазные нации, сложившиеся в эпоху господства капитала, после победы пролетарской революции трансформируются в нации социалистические.

Но в 1929г., когда Сталин это писал, не было ещё достаточной ясности, какой – конкретно – вид должна принять "социалистическая нация" в многонациональной стране с союзным (даже не федеративным!) государственным устройством. Это прояснилось, когда на историческую сцену начал властно выходить новый суверен – Советский народ, носитель суверенитета многонациональной рабоче-крестьянской государственности.

С тех пор речь о "социалистических нациях" более уже не шла, а только о Советском народе как новой исторической общности людей. Эта формулировка фигурирует и в Конституции СССР 1977 года, и в республиканских Конституциях, составленных на её основе, говорится опять-таки не о "социалистических нациях", но о "частях Советского народа".

Тем паче неуместна формула "союз социалистических  наций" в наши дни, когда остро требуется единый мощный субъект Советской национально-освободительной борьбы. Представление же о "союзе наций" отвечает не требованиям эпохи, но лишь чаяниям современных оппортунистов, которые стремятся подменить Советское антиоккупационное, национально-освободительное движение провальной схемой разрозненных "повторных социалистических революций" во "вновь образовавшихся буржуазных государствах".

В этом плане характерно, что при рассмотрении сегодняшних событий на Украине наиболее дальновидные аналитики приходят к выводу о нереалистичности и практической невозможности "частичной" победы над фашиствующим империализмом в пределах одной лишь Новороссии: победа должна быть в масштабах всей Украины (а мы от себя добавим: в конечном счёте – всего СССР).

Из вышесказанного вытекает, что точно таким же образом нельзя дробить и представление о социальной базе антиоккупационной, антиимпериалистической борьбы: база эта – заново консолидированный СОВЕТСКИЙ НАРОД, а не "пролетариат", выдернутый из реального исторического контекста и намертво "забывший", что он ещё вчера,– по историческим меркам,– являлся советским рабочим классом. В людях надо пробуждать их СОВЕТСКОЕ, а не "пролетарское" и "полупролетарское" классовое самосознание.

Специальный раздел доклада Г.А.Зюганова посвящён "антисоветизму". Но антисоветизм в интерпретации автора равнозначен русофобии,– что на поверку далеко не одно и то же. Это справедливо подмечено Ю.П.Соломатиным в его рассылке от 19 марта 2015г. "Куда делся великий Советский народ?". Источник этой путаницы – ошибочное, опять-таки, возведение русского народа в ранг "государствообразующего" в будущем (восстановленном) союзном государстве.

Уже не говоря, что в марксизме вообще государствообразующим фактором считается не народ, а класс,– тем более нельзя в многонациональном государстве провозглашать "государствообразующей" лишь одну из входящих в него этнических общностей. Это,– повторяем,– грубая политическая ошибка. Применительно к СССР, уж если поднимать разговор о государствообразующем народе, то это должен быть, безусловно, Советский народ, а не сам по себе русский или какой-либо ещё. Иначе и получается, что если ты против Советской власти, то непременно русофоб. Но ведь есть сколько угодно антисоветчиков, которые к русскому народу питают, тем не менее, самые тёплые чувства. Так что подобное отождествление является дезориентирующим.

В наше время, в той исторической ситуации, в которой мы реально находимся, антисоветизм – это отрицание факта продолжающегося существования СССР во временно оккупированном состоянии, равно как факта продолжающегося существования Советского народа. Если вы отрицаете то и другое, то после этого можно сколько угодно распинаться о защите советских культурных ценностей, о своей преданности социалистическим идеалам,– это уже ничего не будет значить. Ибо материальное концентрированное выражение этих идеалов и ценностей – это первое в мире (пусть и несовершенное) антиэксплуататорское государство, СССР, а гарантом исторической неуничтожимости этого государства является совокупность его граждан – Советский народ. Если,– по-вашему,– ни того ни другого "нет", то и "идеалам" вашим не за что зацепиться в материальной действительности; т.е., они обнаруживают себя как пустая имитационная фразеология.

 

 

Имеет смысл отметить ещё некоторые несообразности в рассматриваемом документе,– поскольку он претендует, со всей очевидностью, на определённую теоретическую, политико-философскую значимость.

Так, мы с немалым удивлением прочитали, будто предпосылкой для приватизации стал "юридический отказ от общенародной собственности, объявление её государственной". Простите?.. У нас по Конституции СССР, ст.10, государственная собственность была тождественна общенародной. В чём тут выразился "отказ" и когда он произошёл? В 1977 году? Или, может, уже в 1936-м,– ибо и по Сталинской Конституции государственная собственность есть всенародное достояние? Тогда так и скажите, что вам сама конституционная структура социалистической собственности не по нутру,– что основные средства производства, земля, её недра, леса, воды и прочее находятся в исключительной собственности социалистического государства, а не чужого дяди. Смешно слышать, будто "общенародную" собственность нельзя было приватизировать без референдума, а вот государственную – получилось, можно. Уточните, как,– по-вашему,– должна была выглядеть "общенародная" собственность, чтобы её нельзя оказалось приватизировать? И почему Референдум 1991 года не помешал развалить СССР?

Или вот ещё "перл": "… страна находилась во враждебном окружении. Это диктовало необходимость сохранять командно-административные принципы взаимодействия между социалистическим базисом и его государственной надстройкой…"

Не пора ли уже ссыпать в мусорное ведро "командно-административную" пропагандистскую шелуху, почерпнутую из евроамериканской "советологии"? Государство при социализме является собственником всего производственного аппарата страны, т.е. мощнейшим экономическим агентом, и его воздействие на производство, это не "командный" произвол, а те же самые экономические отношения, только поднявшиеся на более высокую историческую ступень своего развития. Кроме того, государство в своей повседневной деятельности управляет, вообще говоря, не "базисом" как таковым, а конкретными экономическими процессами. Базис – это сущность экономического строя, его нельзя каждый день "тормошить".

Вряд ли следует также пытаться "обелить" разрушительную косыгинскую "реформу": дескать, ведь в 1965–70 годах наблюдались высокие темпы экономического роста.

Между тем, год "великого перелома" в динамике показателей эффективности советского народного хозяйства хорошо известен: это 1958-й. С тех пор кривые экономического роста только выполаживались, и это продолжалось вплоть до "перестроечной" катастрофы. Мимолётное улучшение произошло,– действительно,– в восьмой пятилетке, но оно было связано с единственным здравым элементом "реформы": с восстановлением отраслевого (министерского) принципа управления экономикой. А вовсе не с тем,– как утверждается в докладе,– что предприятиям и вышестоящим управленческим структурам было предоставлено право формировать у себя фонды материального поощрения и фонды "развития производства". Это косыгинское нововведение вылилось как раз только в разгул группового эгоизма на предприятиях и в массовое "нецелевое расходование" средств, которые ранее шли на внедрение достижений научно-технического прогресса.

И всё равно, даже при кратковременном "всплеске" восьмой пятилетки выйти на уровень 1958г., по темпам роста производства, так и не удалось. В дальнейшем же народное хозяйство, в плане эффективности его функционирования, попросту катилось под откос. Фондоотдача с 52% в 1958г. упала до 16% в 1980-м, т.е. снизилась более чем втрое. К началу 1980-х годов темпы народнохозяйственного роста характеризовались экономистами как "критически неблагоприятные".[3]

Так что не надо тужиться "отмыть добела" этого чёрного кобеля ­– "реформу" 1965–67 годов. В материалах СГ СССР и Большевистской платформы множество раз аргументировано доказывалось, что это именно она проторила дорогу погромной "перестройке",– создавши в экономике вполне рукотворный структурный кризис, проявления которого (подчас действительно абсурдные) злонамеренно приписывались социализму как таковому. Тогда как на деле это были плоды антисоциалистического психоинформационного диверсантства, а не социализма самого по себе.

 

В заключение мы хотели бы всячески подчеркнуть, что своей критикой никогда не стремились – и в данном случае вовсе не хотим – нанести КПРФ какой-либо ущерб.

Идейное перевооружение партии на основе современного советского патриотизма – это не то что назревшая, а давно и болезненно перезревшая, требующая уже какого-то "хирургического вмешательства" необходимость. Нам всем тяжело и досадно видеть, как организация, сосредоточившая вокруг себя основные материальные, людские и информационные резервы левого движения, толчёт,– что называется,– воду в "ступе" удручающе бесплодных, не отражающих объективной действительности "теорий". Ещё досаднее, когда это пустопорожнее "теоретизирование" выдаёт себя за "творческое развитие марксизма-ленинизма".

Марксизм-ленинизм сегодня – это советский патриотизм: патриотизм временно побеждённого, но борющегося и призванного победить СССР и его несгибаемого народа – Советского народа. И в этом же – главное историческое напутствие нам от Великого Октября. И это же – только это – будет начертано на знамёнах той партии, которой окажется суждено принимать новый Парад Победы.

 

                                               Москва, 23 марта 2015г.


 

[1] "Советская Россия" от 19 марта 2015г.

[2] См. И.Сталин. Соч., т. 10, стр. 50–51.

[3] См. об этом: Т.Хабарова. Социализм и государственный капитализм. "Интердвижение Литвы"
/г. Вильнюс/ №5(21), февраль 1991г. http://cccp-kpss.narod.ru/post/socigkap.htm.