Секретарь-координатор

Большевистской платформы в КПСС,

канд. филос. наук

Т ХАБАРОВА

 

Мы должны быть интеллектуально

по-ленински вооружены

перед лицом проблем "возвращения в социализм"

Выступление на научно-практической конференции

"Ленинская антикризисная политика и её значение для современности"

Москва, 22 января 2014г.

 

Уважаемые товарищи,

конечно же, мы все эти годы искали, ищем и будем искать у наших основоположников подсказки, концептуального ключа к решению наших сегодняшних проблем. И такие подсказки в трудах классиков содержатся. Единственно лишь,­ они залегают на гораздо более глубоком уровне, чем их обычно пытаются найти.

И здесь не надо поддаваться мелочным, поверхностным аналогиям. Такими аналогиями буквально пестрит всемирная история, они бывают, на первый взгляд, весьма впечатляющи, но на практике всегда лишь отводят в сторону от искомого решения.

Возьмите хотя бы 1917 год, который был годом сплошного предреволюционного, а частично и постреволюционного кризиса. Пролистайте внимательно работы В.И.Ленина, к этому году относящиеся. Можно их резюмировать каким-то одним тезисом? Можно. Этот тезис – это что объективно создавшаяся критическая ситуация непреодолима без перехода "всей государственной власти в руки Советов рабочих, солдатских, крестьянских и других депутатов по всей России, снизу доверху".[1] Т.е., объективно этот кризис – это канун пролетарской революции, и иного выхода из него, кроме революции трудящихся масс, не существует.

А ведь сколько раз на протяжении 1917 года встречалась эта формулировка в штыки, объявлялась сумасшествием, безумием. Но Владимир Ильич твёрдо стоял на своём. Он учил во всякую ситуацию врубаться до самого её дна, до её глубинной, социодиалектической сути,­– которую он обычно характеризует как классовую суть происходящего. И только тогда приступать к извлечению практических выводов.

"Ибо великое значение всяких кризисов состоит в том, что они скрытое делают явным, отбрасывают условное, поверхностное, мелкое, отметают прочь политический сор, вскрывают истинные пружины действительно происходящей классовой борьбы."[2]

Ну, а мы сами-то,– обращаясь к Владимиру Ильичу, чтобы он пролил свет на наш сегодняшний уже не кризис, а подлинный катаклизм цивилизационный,– мы выполняем его наипервейшее требование – вскрыть социодиалектическую, марксистски-классовую природу этого катаклизма?

Да даже и не думаем. Спора нет, болтовни о классовом подходе – хоть отбавляй. Но беда в том, что самое понятие классовости, классовой борьбы трактуется,– для наших дней,– слишком усечённо, поверхностно, на уровне, говоря ленинскими словами, "политического сора". А именно, классовая борьба – это только то, что   внутри  определённого общества, определённой страны (в данном случае – нашей).

Как будто не предупреждал И.В.Сталин ещё в 1939г., на XVIII съезде партии, что после образования  первого на планете государства трудящихся классовая борьба во всю ширь развёртывается уже в пространстве международных отношений, её эпицентр уходит на внешнеполитический, межгосударственный "этаж".

И таким образом, для нашей эпохи перманентная мировая империалистическая   война  лагеря Капитала против лагеря Труда,– вот она-то и становится главенствующей, доминирующей формой классового противоборства. И прежде всего в этом, геополитическом контексте надо искать ответа на вопросы, почему рухнул СССР, где мы оказались после его развала, можно ли его восстановить, и если можно, то как. Вот генеральная ленинско-сталинская "подсказка" нам в нашем нынешнем незавидном положении; и по истечении двадцати лет бессмысленного "бодания" с этой истиной, нужно найти, наконец, в себе гражданское мужество её признать и начинать ею пользоваться.

Вот рассказывают нам "марксистские" басни насчёт того, что завелась, дескать, в СССР, в среде партгосхозноменклатуры "буржуазия", она захотела "обменять власть на собственность" и устроила нам "буржуазную контрреволюцию". И это называется "марксизм"? Если вы марксисты, то должны знать, что межформационными сдвигами управляет закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Это первое. А второе, что структура производственных отношений (или   базис  общества) скачкообразно меняется только под давлением объективного запроса со стороны главного элемента производительных сил – трудящихся масс. Масс, понимаете? А не потому, что "элита" чего-то захотела,– власти, собственности или севрюжины с хреном.

Базисный сдвиг, если он объективно обусловлен, то всегда сопровождается бурным ростом материально-технической составляющей производительных сил. А если ему сопутствует не расцвет технический, но тотальная деиндустриализация страны,– как у нас,– то, значит, он объективно обусловлен не был и произошёл в результате вмешательства извне,– скажем, в интересах возобладавшего в войне геополитического противника.

Нет, нам разные писаки псевдо-"марксистские", вроде небезызвестного А.Фролова из "Советской России", упорно, маниакально долдонят про вновь возникший "класс буржуазии". Г-н бывший "консультант по научному коммунизму", это не "класс" образовался, а внутреннее преступное сообщество[3], руками которого евроатлантические оккупанты "осваивают" (т.е., частично расхищают, частично уничтожают) национальное достояние Советского народа. Если бы возник действительно   класс,  заслуживающий этого наименования, у нас бы производительные силы рванули вверх по типу модернизационного промышленного переворота. Но мы пока что наблюдаем лишь появление таких, доселе неслыханных, "отраслей производства", как,– например,– массовое обанкрочивание и последующее уничтожение вполне конкурентоспособных промышленных предприятий.

Ну, а присутствовал ли в предперестроечном советском обществе "запрос" к социалистическому базису со стороны людей труда, как главной составляющей нашего экономического организма? Да, присутствовал. Это был запрос на замену,– по В.И.Ленину,–   формального  равенства между трудящимися, как носителями "рабочей силы", на   фактическое  равенство членов общества как обладателей беспрепятственно реализуемой творческой способности.

На этот запрос адекватно отвечено не было, но и нельзя сказать, что он остался вовсе не "услышан". Ведь не зря партия в своей третьей Программе поставила задачу развёрнутого строительства коммунизма. И это вовсе не было пустое шапкозакидательство, забегание вперёд. Да, конкретно пути коммунистического строительства не удалось определить с надлежащей точностью. Но не приходится отрицать и того, что достигнутая социодиалектическая зрелость нашей главной производительной силы спонтанно   требовала  от руководства страны начать "открывать двери" во вторую фазу коммунистической общественно-экономической формации,– и что попытка партии, пусть не удавшаяся, удовлетворить это требование имела место.

Вот это и был детерминантный   классовый  императив последнего полустолетия нашей отечественной, да и мировой истории. Это и было основное неразрешённое ПРОТИВОРЕЧИЕ эпохи: противоречие перехода от первой ко второй ступени коммунизма как средство и способ преодоления нараставшего "базисного торможения" (по И.В.Сталину) в собственно социалистическом развитии.

И ведь противоречие это никуда не делось; "базисный цикл" социализма как такового так и завис в этой социодиалектической точке: вышел на объективно необходимое замыкание, но не замкнулся. Когда мы говорим о "возвращении в социализм", то надо отдавать себе отчёт, что "вернувшись" туда, мы объективно окажемся именно в этой точке незавершённого междуфазового перехода, хотим мы этого или не хотим. И мы должны быть по-ленински интеллектуально, политико-философски вооружены перед лицом тех проблем, с которыми неминуемо и незамедлительно столкнёмся.

                                                                 

Москва, 14 января 2014г.

Выступление не состоялось по вине организаторов.



[1] Цит. по: В.И.Ленин. Избр. произв., т. 2. Госполитиздат, М., 1960, стр. 113. См. ПСС, т. 31, стр. 454–457.

[2] Там же, стр. 51. См. ПСС, т.31, стр.324–327.

[3] Термин принадлежит Е.Л.Белиловскому.