Т.Хабарова – С.Орлову

Москва 25 сентября 2013г.

 

Сергей,

государство и партия – структуры не идентичные и не копирующие друг друга. У них разные функции в управлении обществом, и строение их не может быть одинаковым.

Партия – это сравнительно немногочисленный отряд единомышленников. (Не надо нам в будущем никаких девятнадцати миллионов!) На ней не лежат непосредственно обязанности по организации хозяйственной жизни общества. А государство – это орган, так сказать, "всего народа", оно должно согласовывать самые разные, а не только жёстко однонаправленные интересы, и вникать в вопросы, профессиональное решение которых не входит в компетенцию идеологических инстанций.

С давних пор устройство государства описывается его Основным Законом – Конституцией. Конституция со временем совершенствуется, это прекрасно видно и на примере истории нашего, Советского государства. Последняя, де-юре продолжающая действовать Советская Конституция 1977 года была вовсе не плохая; когда мы говорим о ней как об одном из лучших правовых документов современной эпохи, это не пустые славословия.

Следовательно, ничего в ней переворачивать, с кондачка, вверх дном не надо, и вопрос может стоять только так: чего в ней нехватало для предотвращения столь опасного явления, как национальная измена высшего руководства страны?

И на этот вопрос в наработках БП и Съезда граждан СССР буквально сотни раз дан чёткий ответ: в ней не была прописана сталинская демократическая модель, или программа институционирования массовой низовой критически-творческой инициативы.

Но в подготовленном нами Проекте новой редакции Конституции СССР мы её прописали; поэтому Ваши заявления об "отсутствии ясной, практически реализуемой теории устройства будущей народной власти", извините, не соответствуют действительности. Куда ж ещё яснее-то, чем новый проект Основного Закона, доведённый до всех абсолютно деталей, требуемых конституционным правом? "Яснее" просто ничего не бывает – "яснее", чем в детально прописанном Основном Законе. Не надо пытаться свести дело на уровень каких-то "агитационных листков". В "агитационном листке" изложить "предлагаемое устройство страны" невозможно, это профанация. И у нас, когда принимались Конституции 1936, 1977 годов, то выпускались не "листки", а выносился на продолжительное всенародное обсуждение сам конституционный проект целиком.

В точности так же мы должны действовать и сегодня. Проект новой редакции Конституции СССР принят "за основу" и вынесен на обсуждение советских людей Съездом граждан СССР второго созыва, слава тебе господи, 12 лет назад. К нему прилагается обстоятельнейший пояснительный доклад.

Задача наших активистов – добросовестно изучить (именно изучить, а не полистать и не повертеть "по диагонали") этот материал,– подобного которому ни у одной "левой" организации, включая КПРФ, ничего нет. Изучить и постараться понять, в чём суть предложенных нововведений: почему, в частности, они должны достаточно надёжно обезопасить нас от проникновения во власть как убеждённых предателей, так и их пособников – ротозеев, карьеристов, шкурников и прочих. И идти с этим к людям, в массы, нести им этот "свет разума", современной марксистской мысли. Чего ещё Вы от меня-то хотите? Как к Сталинской Конституции нельзя и не нужно было добавлять ещё какие-то "листки", так и я Вам ничего лучше и "яснее" нашего Конституционного проекта уже не напишу. Надо уметь пользоваться тем материалом,– причём, первоклассным! – который есть, а не требовать всё время чего-то "новенького".

Конечно, и наш Проект можно критиковать. Но это должна быть критика на том же уровне проработанности, на каком составлен сам документ, а не просто: давайте вышестоящие Советы отменим, давайте любые их решения утверждать "всем народом" и т.п. Пишите статью в Конституции, как это должно выглядеть, по-Вашему, тогда и будем разговаривать. И уверяю Вас, едва лишь Вы попробуете вот на этом языке изложить Ваши "новации", Вы поймёте, насколько в этих вещах нужно быть осторожным и твёрдо опираться на уже достигнутое.

Ваша ошибка заключается в некоей умилительной, если можно так выразиться, трактовке "всего народа".

Что, в народе нет таких же рвачей, потенциальных предателей и просто недоумков, как "наверху"? Откуда же брались полицаи во время войны? Разве не "народ" похватал ваучеры, земельные "паи", согласился на "акционирование" предприятий, на узаконение безработицы,– дескать, кто работает хорошо, тот за воротами не останется? Мало мы от "народа" слышали всякой дури во время "перестройки" и при начале "реформ"? А сколько людей просто инертных, неспособных на самостоятельные решения, пассивно примыкающих к "большинству"?

Проблема не в том, чтобы их всех за уши тащить к "управлению страной", а в том, чтобы дать беспрепятственный выход на поверхность политической жизни мыслящему, самосознательному элементу в народе, независимо от занимаемого социального положения,– будь то рабочий от станка, свинарка с пастухом или академический учёный. Если человеку есть что сказать об общественных, государственных делах, если он видит недостатки и непримирим к ним, в том числе и к конкретным носителям этих недостатков и угроз,– вот таких людей и должно быть "хорошо слышно" на всех этажах управленческой вертикали, в прессе и в аудиториях, относящихся к предмету обсуждения. Именно их критический, обновленческий пыл не должен пропадать даром. И именно это И.В.Сталин обрисовал как программу всемерного развёртывания самокритики и массовой критики снизу, подчеркнув: если трудящиеся получают возможность смело, беспрепятственно критиковать недостатки и впрягаться в работу по их устранению, это и значит, что они становятся полноправными хозяевами в своей стране.

В нашем Конституционном проекте эта идея институционирована, т.е. предложен ряд правовых механизмов, которые обеспечивали бы и свободу, непреследуемость конструктивной критики, и обязательность деловой реакции на неё, и в то же время гарантировали бы от пустопорожнего критиканства, очернительства, прожектёрства и т.п. Обо всём этом подробно сказано в пояснительном докладе к Проекту.

Что же, по-Вашему, никто в стране не видел, что Горбачёв и его подельники – это шайка дорвавшихся до власти политических прохвостов, фактических наймитов классово враждебных сил? Как будто я сама ещё в 70-х годах не писала во все возможные партийные, государственные, академические адреса о праворевизионистской буквально катастрофе в идеологии и общественных науках,– катастрофе, которая угрожала самому существованию социалистического строя в стране!.. (Некоторые из этих писем имеются у нас на сайте.) И конечно же, я была отнюдь не одна. На нашем Совещании большевиков 6 января с.г. Ф.В.Пришутов правильно заметил, что почтой такого рода были завалены редакции журналов и газет, партийные и государственные органы за многие годы до всякой Нины Андреевой.

Если бы этот шквал низового возмущения, неприятия гибельных тенденций был своевременно политически актуализован, никакая "перестройка" не состоялась бы, а шёл бы нормальный процесс разумных (и действительно давно требуемых) преобразований в социалистическом ключе. И на будущее вряд ли найдётся другой, более надёжный способ преградить дорогу "новому Горбачёву". Горбачёвщина как явление не свалилась с Луны, она вызревала десятилетиями, и на протяжении всех этих десятилетий в стране были люди, которые видели нарастающую угрозу, могли чётко сформулировать, в чём она состоит, и могли предложить средства, как её избежать. Недоставало нам только политико-юридических инструментов, которые позволяли бы этим людям "быть услышанными" и не давали "перекрывать им кислород". Но сегодня, повторяю, можно с уверенностью утверждать, что по крайней мере часть – и притом существеннейшая – таких инструментов нащупана, найдена.

Мы должны добиться, чтобы при восстановлении народной власти наработанное советскими патриотами было внедрено в жизнь, чтобы события не скатились в прежнее русло, но и не последовало бы ненужных перехлёстов и перегибов в разные стороны.

На Ваше обращение я отвечаю предельно добросовестно, в духе уважительного отношения к "критике снизу"; но я рассчитываю и на такое же Ваше отношение к изложенному мной.

 

                                               Т.Хабарова

                                               25 сентября 2013г.