Председатель Исполкома

Съезда граждан СССР

Т.ХАБАРОВА

 

Советская Конституция –
 вот наша программа и наше знамя,
и под этим знаменем – победим!

Вступительное слово и выступление
на митинге советских граждан г. Москвы
в честь 80-летия Конституции СССР 1936 года (Сталинской)
и 75-й годовщины начала разгрома
немецко-фашистских захватчиков в 1941 году под Москвой

Москва, Красная Пресня, 5 декабря 2016г.

 

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

сегодня мы отмечаем 80-ю годовщину принятия VIII Чрезвычайным Съездом Советов СССР Конституции СССР 1936 года, вошедшей в историю под  названием Сталинской.

Сразу хочу подчеркнуть важнейшую особенность государственно-правового развития в Советской стране – неукоснительно соблюдавшуюся преемственность его этапов.

Несмотря на то, что Советское государство за свою историю трижды меняло Конституцию – в 1924-м, 1936-м и 1977-м годах,– ни одна из них не подавалась как нечто принципиально новое по сравнению с предшествующей, но в них во всех наращивался, углублялся, поворачивался очередными своими гранями задел, ведущий начало от Великого Октября. И это при всей громадности изменений, происходивших во внутренней и внешней социально-экономической и социально-политической обстановке.

И на этом фоне разительно ярко видно, насколько чужеродна всему жизненному порядку нашего Отечества та псевдоконституционная поделка, которая в 1993 году оказалась навязана стране дорвавшимися до власти прихвостнями транснационального капитала, под его прямую диктовку и под грохот танковых орудий у Дома Советов РСФСР.

Вне всяких сомнений, ветер Истории сметёт этот псевдоконституционный мусор на отведённую ему свалку, и государственно-правовое развитие нашего народа – Советского народа – возобновится и продолжится на том фундаменте и по тому пути, которые были обозначены за десятилетия социалистического строительства.

Но для этого мы сами должны предельно ясно себе представлять конструкцию этого фундамента и логику этого пути.

Вот этой цели и служат неотступно проводимые нами каждый год митинги 7 октября и 5 декабря. Впрочем, Съезду граждан СССР здесь себя упрекнуть не в чем. Напомню, что нами ещё в 2001 году представлен на обсуждение советской общественности Проект новой редакции Конституции СССР. Но вот остальной массив нашего левого движения, к сожалению, никак лицом к этой проблематике не повернётся. Ждут, когда ход событий возьмёт за шиворот и ткнёт носом.

Со всей очевидностью, говоря о нашем государственно-правовом фундаменте, мы подразумеваем своего рода эталонную среди четырёх наших Конституций – Конституцию 1936 года. Сегодня мы вновь обращаемся к этому рубежному творению человеческого гения, где социализм уже неоспоримо явил себя миру как действительно новая общественно-экономическая формация. И наша святая обязанность – не дать принизить, смазать, замурыжить смысл и непреходящее значение этого исторического рубежа.

От имени Исполкома Съезда граждан СССР поздравляю вас, дорогие товарищи, с восьмидесятилетием Сталинской Конституции Союза Советских Социалистических Республик.

С Днём Сталинской Конституции навечно связана и годовщина начала разгрома немецко-фашистских захватчиков в 1941 году под Москвой. Нынче этой нашей первой победе в Великой Отечественной войне исполняется 75 лет.

Митинг в честь этого созвездия славных дат объявляю открытым.

 

*     *

*

Во вступительном слове у нас речь шла о том, что конституционно-правовой процесс в нашей стране был и должен быть впредь продуманно преемственным внутри себя самого.

Но теперь поговорим не о преемственности, а наоборот – о качественном скачке, который отделяет нас от предшествующей, частнособственнической цивилизации.

Казалось бы, всё дело тут именно в собственности: была частная, стала,– как записано в нашей Конституции,– социалистическая, в двух её формах: государственная, т.е. общенародная, плюс кооперативно-колхозная.

Всё это так, но тут есть одна опаснейшая ловушка, в которую надо постараться не попасть.

Великий английский философ XVII века Джон Локк, один из виднейших теоретиков буржуазной демократии, писал: политическое общество учреждено только для одной цели – чтобы обеспечить каждому человеку владение вещами в этой жизни.[1]

Вот видите, как: владение вещами в этой жизни. Ну, а главные вещи, это – конечно же – средства и условия производства. Но из того, что одни владеют средствами производства, для других (причём, для большинства) проистекает состояние эксплуатации, приниженности и беспросветности в жизни.

История, однако, не стоит на месте, и на смену обществу, основанному на владении вещами, идёт общество, основанное на стремлении человека к беспрепятственному раскрытию своих созидательных способностей и возможностей,– которые в той или иной мере, но заложены в каждой человеческой личности.

Или, шире на смену человеку–собственнику (а собственник, увы, это потенциальный или вполне реальный эксплуататор), на смену ему идёт свободный от эксплуатации (и эксплуататорства) человек–созидатель, труженик и творец.

Вот смысл перехода от буржуазной общественно-экономической формации к формации коммунистической – первой фазой которой и является социализм.

Стержнем государственного устройства становится не право собственности на вещи (а это и есть право частной собственности), но таким стержнем становится право на труд.

Юридически этот эпохальный сдвиг как раз и запечатлён в Конституции СССР 1936 года,– в чём и состоит её всемирноисторическое значение.

Вы скажете,– хорошо, право на труд, а вещи-то как же? Вещи ведь тоже нужны?

Никто насчёт вещей не спорит. Вот Сталин говорит на Всесоюзном совещании стахановцев, за год до принятия Конституции: социализм может победить только на базе изобилия продуктов и всякого рода предметов потребления, на базе более зажиточной и культурной жизни всех членов общества.[2]

И всё же при социализме на передний план выдвигается не тяга к приобретению "всякого рода предметов потребления", а стремление человека к созидательной самореализации в процессе труда.

"… трудовой человек чувствует себя у нас,– это опять же Сталин,– свободным гражданином своей страны, своего рода общественным деятелем. И если он  работает хорошо и даёт обществу то, что может дать,– он герой труда, он овеян славой."[3]

Итак, труд становится государственным делом, человек труда – "своего рода общественным деятелем".

Но если труд возвысился до государственного дела, то – вдумайтесь вот в этот исторический перелом! – то вслед за ним тот же статус государственного дела приобретает весь спектр, весь шлейф основных материальных и культурных потребностей трудящегося человека. Они все тоже становятся государственным делом.

Вот почему в СССР у нас были бесплатные или символически оплачиваемые здравоохранение, образование, жилищно-коммунальная сфера, пользование благами природы и культуры, общедоступный транспорт, общедоступные места отдыха и занятий спортом и т.д. И вот почему материальная база всего этого перечислена в соответствующих статьях Конституций 1936 и 1977 годов как объекты государственной собственности, т.е. как всенародное достояние.

В начале моего выступления упоминалось, что тут есть ловушка, в которую категорически нельзя попадаться.

Вот она, эта ловушка.

Это непонимание того, что между словами "государственная собственность" и "право на труд со всем шлейфом его социальных гарантий", между двумя этими формулировками стоит жирный, жирный и ещё раз жирный знак равенства.

Т.е., практически это одно и то же, и каждый советский человек должен, что называется, крепко зарубить это себе на носу.

Не будет государственной собственности на всё это добро, перечисленное в статьях 6-й и 11-й Конституций 1936 и 1977 годов,– и не будет вам никакого права на труд в том виде, как мы имели его в лучшие времена Советской власти.

А что будет? Будет торговля своей рабочей силой как товаром. Продай – если возьмут, получи, сколько тебе за неё дадут, и ступай на все четыре стороны. И забудь о бесплатной медицине, бесплатном образовании, символических тарифах на транспорт и жильё и обо всём прочем.

И мы ведь однажды уже в эту ловушку крупно угодили,– когда повелись на лукавые призывы "поделить" общественную собственность: на тебе ваучер, на тебе земельный пай, и что из этого вышло.

Давайте же не вляпаемся в это, извините, дерьмо вторично, когда вплотную приступим к восстановлению социализма.

А говорю я об этом потому, что у нас немерено развелось "теоретиков" в кавычках, которые долдонят, будто "настоящий" социализм – это социализм негосударственный, "с минимальным вмешательством государства", будто общественная собственность – это собственность не государства, а трудовых коллективов и бог знает кого ещё, морочат голову легковерным людям обещаниями каких-то "долей в общественной собственности" и т.п.

Помните, что из всего этого не получится ничего, кроме новой чубайсовщины.

Сочиняют всевозможные программы, и никто не желает уразуметь, что во время войны главная программа – это Конституция страны, которая должна быть защищена и освобождена от оккупантов, внешних и внутренних.

Ну, а мы, советские патриоты,– мы за социализм, как он должен быть, за тот социализм, образ которого встаёт перед нами из Сталинской Конституции и из её продолжения – де-юре действующей Конституции СССР 1977 года.

Советская Конституция – вот наша программа и наше знамя, и под этим знаменем – победим!



[1] Д.Локк. Письмо о веротерпимости. В кн.: Д.Локк. Избранные философские произведения в двух томах, II. Соцэкгиз, М., 1960, стр. 172. Курсив мой – Т.Х.

[2] См. И.Сталин. Вопросы ленинизма. Госполитиздат, 1953, стр. 532.

[3] Там же, стр. 538.