Канд. филос. наук

Т.ХАБАРОВА

Москва, 13 августа 1989г.

 

В редакцию журнала

"ПЛАНОВОЕ ХОЗЯЙСТВО"

 

 

Некоторое время тому назад в нашей печати, в основном в "Известиях", развёртывалась не привлёкшая,– к сожалению,– большого общественного внимания, но объективно нёсшая в себе немалый положительный потенциал дискуссия между В.Белкиным, с его недавней теорией "здоровых денег", и тогдашним руководством Госбанка СССР.

Речь шла, в конечном итоге, о природе напряжённо искомого ныне "социалистического рынка".

В.Белкин в начале 1988г. на страницах "Коммуниста" резко обрушился на меня[1]; между тем, исходный пункт концепции, с которой он нынче выступает, у нас с ним практически общий[2]: ведь и я настаивала (и настаиваю) на том, чтобы считать "здоровым" при социализме лишь тот общественный доход, который консолидируется на реальном, полнокровном и полноценном для нашей системы рынке потребительских благ. (А не на фиктивном по сию ещё пору "рынке" средств производства, или безналичного оборота.) Отсюда естественное резюме: в социалистической экономике, чем более весомая доля стоимости прибавочного продукта консолидируется на потребительском рынке, тем более заинтересованным становится государство как экономический агент (во всей его мощи собственника средств производства) в том, чтобы этот самый потребительский, розничный рынок энергично развивался, был как можно шире, изобильней и динамичней. Вот реальная для нас   базисная  основа поворота экономики лицом к потребителю и запуска в ней на полный ход антизатратных механизмов активного, "азартного" даже, я бы сказала, снижения себестоимости всей изготовляемой продукции, как потребительской, так и производственно-технического назначения. Именно такая нацеленность и такое понимание "социалистического рынка" позволили в своё время (на рубеже 40-х – 50-х годов) проводить,– причём, поистине с триумфальным экономическим и граждански-политическим успехом,– курс на улучшение благосостояния трудящихся через систематическое понижение уровня определяющих (а не третьестепенных) розничных цен.

И сегодня ещё не поздно все эти правильные подходы восстановить. Впрочем, моя попытка подключиться к вышеупомянутой новой дискуссии была "Известиями" всецело и намертво, как говорится, проигнорирована,– что и меня, как автора, от дальнейших обязательств перед этим органом печати также на сей день освобождает. Самоочевидная причина такого отношения та, что защищаемая мной позиция концептуально противоположна той, которая пропагандируется в настоящее время со страниц газеты. Однако, с трактовками, получающими отражение в вашем журнале[3], мой материал имеет весьма много общего – что и побуждает меня попробовать предложить его для возможного использования вам. Тем паче, что проблема "социалистического рынка" на текущий момент не только не решена и не прояснена, но запутана до крайнего и, скажем так, практически опасного предела.

 

 

Приложение: рукопись "Социалистический рынок…" .



[1] См. "Коммунист", 1988, №1.

[2] Т.Хабарова, 2015г.:

Сегодня-то совершенно очевидно, что сей пункт у меня с Белкиным был "общий" лишь в том смысле, в каком нынче слишком много "общего" обнаруживается у нас с Фёдоровым, Катасоновым, разными "воинрами" и им подобными.

Прочитают работу "табуированного" автора, выдернут оттуда, что им, как говорится, по зубам, и выступают с этим, как с неким собственным открытием. При этом ещё и не постесняются на автора – действительного первооткрывателя вылить ушат грязи,– как не постеснялся Белкин в 1988 году. /Курсив в тексте письма мой, сегодняшний.– Т.Х./

[3] Имею в виду, хотя бы, статью С.Губанова, Ю.Перевощикова, В.Сиськова в №1 журнала за 1989 год.