Член Оргкомитета

Большевистской платформы в КПСС

Т.ХАБАРОВА

 

О "СОБСТВЕННОСТИ

ТРУДОВЫХ КОЛЛЕКТИВОВ"

 

Выступление на открытии

Межпартийного клуба коммунистов "На Западе Москвы"

14 апреля 1992г.

 

Товарищи,

мы здесь собрались, в общем, единомышленники. В общем – да, а в частности имеют место факты и другого рода, и об этом тоже надо говорить. Нельзя до бесконечности разногласия загонять внутрь. Да, сейчас всё должно быть нацелено на то, чтобы общими усилиями скинуть ненавистный антинародный режим,– режим торжествующего национального предательства и измены. Но может получиться так, что режим мы скинем, придём к власти и начнём осуществлять очередную реакционную утопию. И вот это уже будет крах, что называется, по первому разряду. Ибо, если сейчас мы можем говорить, что нас предали, то тогда как бы не пришлось признавать, что предали себя мы сами, что порочна была сама идея, во имя которой стремились вернуть власть. Лимит проб и ошибок уже исчерпан. Сейчас нельзя придти к власти, так сказать, не наверняка.

Некоторое время тому назад в Белом доме стали регулярно проводиться встречи руководителей партий и движений коммунистической и социалистической ориентации с депутатами блока левых фракций Верховного Совета Российской Федерации ("Коммунисты России", "Аграрный союз", "Отчизна"). Дело, в общем, полезное. Принимаются различные заявления и обращения по злободневным вопросам. Как правило, удаётся достичь консенсуса. Но вот не так давно, перед самым Съездом (имею в виду VI съезд народных депутатов РФ), принимали совместное заявление по экономической проблематике. Несколько раз переделывали, согласовывали и увязывали, и в результате Большевистская платформа вынуждена была от подписи под этим документом отказаться.

Из-за чего?

Процитирую эти пункты.

"Предоставить трудовым коллективам приоритет в выборе форм хозяйствования:

взятие в полное хозяйственное ведение государственных предприятий и организаций всех отраслей народного хозяйства; трудовые коллективы должны полностью самостоятельно осуществлять свою производственную и социальную деятельность на началах самоуправления, быть собственниками производимой продукции и своих доходов;

– выкуп предприятий в полную собственность, аренда, акционирование и т.п."

Ещё один момент:

"Передать все государственные учреждения здравоохранения, образования, науки, культуры, спорта в полное владение их трудовым коллективам, которые должны осуществлять свою деятельность на началах самоуправления ..."

 Всё это вместе взятое именуется "обеспечением развития эффективной социально-ориентированной рыночной экономики".

 И подписи: Союз коммунистов, РПК, РКРП, СПТ, Рабочая партия России.

 В ещё более законченной форме эта точка зрения проведена в опубликованной накануне Съезда "Концепции экономической реформы для России", подготовленной уже упомянутым выше блоком левых депутатских фракций Верховного Совета РФ. Концепция эта называется "К рынку, но – другим путём". Причём, под "рынком" явно понимается "гуманный, демократический" капитализм. В течение некоторого времени в документах партий, именующих себя социалистическими и коммунистическими, и в выступлениях лидеров мельтешило туманное словосочетание "переходный период", причём никто толком не мог объяснить  – "переходный" от чего и к чему? Теперь на этот вопрос скромно, но твёрдо отвечают: от социализма к капитализму. Ну что ж, всё ясно. Кроме одного: какое отношение ко всему этому имеет социалистическая и коммунистическая ориентация.

Поясню по возможности короче, почему нацеленность на экономическое "полновластие" трудовых коллективов заключает в себе весьма мало общего с социализмом и тем паче с коммунизмом.

Рассуждают   так. Вот предприятие, оно находится в частной собственности. Капиталист присваивает себе прибыль, или доход. Чего же проще на этом месте устроить социализм? Надо всего-навсего сделать так, чтобы доход "по справедливости" делился между работниками предприятия. Это и будет собственность трудового коллектива на средства производства. А если речь идёт о переходном периоде "от социализма", то предприятие, соответственно, отбирается у государства и передаётся коллективу. Ну и что такого, если В.И.Ленин говорил, "что величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти". (В.И.Ленин. ПСС, т.36, стр.481.) И ещё у Ленина: "без всестороннего, государственного учёта и контроля за производством и распределением продуктов власть трудящихся, свобода трудящихся удержаться   не   может, возврат под иго капитализма   неизбежен ". (В.И.Ленин. ПСС, т.36, стр.184.)

Попробуем разобраться даже и без ссылок на авторитеты. Тем более, что сегодня В.И.Ленин не только у "демократов", как видно, не в чести.

Итак, откуда возьмётся доход, который рабочие должны разделить между собой? Ну как же, это и вовсе проще пареной репы: выйдут на рынок со своим продуктом, там его продадут, вот вам и доход. Значит, это общество обособленных товаропроизводителей, одна из ранних стадий развития капитализма. Но доход в обществе обособленных товаропроизводителей складывается не тяп-ляп, а по определённому объективному закону: по закону средней нормы прибыли, т.е., в конечном счёте, пропорционально величине вложенного капитала. Но с какой стати то, что формируется пропорционально капиталу, будет делиться по труду? Всякая доля, пай в чём бы то ни было определяется пропорционально первоначальному вкладу, это просто логика вещей. Вам дали пособие по многодетности, а вы из него хотите устроить похоронный фонд для своих престарелых родственников. Застраховали квартирное имущество, а идёте просить возмещения убытков от несчастного случая. Вам скажут: дражайший, тогда бы вы от несчастного случая и страховались. А теперь мы не знаем, как вам ваши убытки возмещать.

Вы мне возразите: да, но разве труд ни при чём в образовании дохода предприятия-товаропроизводителя? А я вам отвечу: в образовании   дохода  обособленного предприятия-товаропроизводителя живой труд, вот именно, ни при чём. Доход там обрадуется пропорционально стоимости овеществлённого, а не живого труда. Живой труд там оплачивается по другой статье, и не пропорционально его заслугам в создании прибавочного продукта, а пропорционально рыночной стоимости товара "рабочая сила". Фонд оплаты живого труда вкупе с прибылью составляет величину, которая носит хорошо известное название "чистой продукции", причём в нормальном рыночном хозяйстве зависимость между обеими составляющими чистой продукции – прибылью и зарплатой  обратная пропорциональность, а не прямая. Т.е., чем одно больше, тем другое меньше.

Можно, конечно, сколько угодно возмущаться всем сказанным, но таковы объективные законы функционирования товаропроизводительской экономики, и я думаю, что Союзу коммунистов, РПК, РКРП, СПТ и т.д. ни по отдельности, ни всем вместе отменить эти законы не удастся. Поэтому основная масса занятых на любом "выкупленном" предприятии будет получать рыночную стоимость своей рабочей силы как товара, а не какие-то воображаемые дивиденды, которые относятся к области профессорской беллетристики, а не реальной экономики. Причём, члены этого трудового коллектива будут в полной мере подвержены превратностям рынка труда, т.е. угрозе потерять работу. Конечно, они в качестве дополнительной меры поощрения могут участвовать и в дележе прибавочной стоимости, дохода. Но – не пропорционально своему трудовому вкладу, а пропорционально своей причастности к основному капиталу, к стоимости производственных основных фондов. А как вы можете быть к этой капитальной стоимости причастны? Только приобретя акции. Вот и прикиньте, трезво, сколькими акциями и какого достоинства вы, как рядовой работник предприятия, реально будете располагать. С полной уверенностью можно утверждать: все ваши "дивиденды" годовые в сумме – хорошо, если достигнут уровня того, что в эпоху "развитого социализма" именовалось тринадцатой зарплатой. С той лишь разницей, что при тринадцатой зарплате вам ещё гарантировалось право на труд, на жилище, на бесплатное медицинское обслуживание и образование, на отдых и на пользование достижениями культуры, а при варианте с выкупом предприятия, с акциями и с дивидендами вы всего этого лишитесь. Потому что, как нам уже пообещали товарищи из Союза коммунистов, РПК и РКРП, учреждения здравоохранения, образования, науки, культуры и спорта отойдут в "хозяйственное ведение" их трудовых коллективов, и те будут свои услуги продавать вам по коммерческой цене, а не снабжать ими бесплатно.

Короче говоря, требования собственности трудовых коллективов на средства производства и на продукт – это, с точки зрения подлинных, объективных интересов рабочего класса и вообще людей наёмного труда, совершеннейшая политэкономическая дикость, как и предупреждал Владимир Ильич. Если этот механизм будет действовать по присущим ему объективным законам, то это самое обыкновенное капиталистическое, эксплуататорское хозяйство, с которым трудящимся, ввиду его псевдонародной упаковки, будет сложнее бороться, чем с откровенным, стопроцентным, так сказать, эксплуататорством. А если в него вмешиваться с разными псевдодемократическими коррективами, как это пытались делать в Югославии, то он просто, плюс ко всему прочему, ещё и не будет эффективен, и результаты, естественно, окажутся подобные югославским.

Насчёт того, что фирмы, управляемые трудовыми коллективами, будто бы очень распространены на Западе, то в США таких фирм около 10 тысяч, что составляет порядка одной тысячной доли всех имеющихся. Это настолько незначительное явление в экономике США, что оно даже не отражается американской статистикой. (См. С.Глазьев. Свежо предание. "Правда" от 8 августа 1990г., стр.2.)

Вывод, который следует из всего вышеизложенного, состоит в том, что тем нашим товарищам в коммунистическом движении, кто на сей день погряз в анархо-синдикалистских утопиях и иллюзиях, необходимо очень тщательно со всем этим разобраться, не подыгрывать встречным иллюзиям рабочего класса, и всем нам вместе в наших экономических разработках взять твёрдый курс на восстановление социалистической собственности в первую очередь в её государственной форме.

Хорошо представляю, что на меня здесь могут замахать руками и закричать: да вы знаете, что государство может быть гораздо худшим, ещё более свирепым эксплуататором, чем "частник"? Знаю, и тем не менее: собственность в социалистической стране должна быть государственной. А с эксплуататорскими тенденциями государства дело обстоит следующим образом.

Выше мы говорили, что экономика обособленных товаропроизводителей функционирует по строго определённым объективным законам. Но ведь точно так же строго определённые объективные законы присущи и функционированию социалистической государственной собственности на средства производства. Их надо вскрыть, уяснить и действовать в соответствии с ними, а не вопреки им, и тогда всё будет в порядке. Ведь и законы функционирования частнокапиталистической экономики были нащупаны и поняты далеко не сразу. Пока догадались, что нужно предоставить свободу межотраслевому переливу капиталов, много воды утекло.

Так вот,– мы, большевики, утверждаем, что законы функционирования государственной формы социалистической собственности были, в общем и целом, практически и теоретически открыты у нас в стране в период 30-х  – 50-х годов. Главный же, системообразующий среди этих законов, для любой формы собственности,– это критерий эффективности её работы. Причём, для каждой исторически специфичной формы собственности он, естественно, свой. Для частнокапиталистической собственности это уровень прибыли на вложенный капитал. А вот для социалистического народнохозяйственного комплекса в качестве глобального критерия эффективности к рубежу 40-х – 50-х годов определилась величина регулярного снижения розничных цен на основные потребительские товары.

Но эффективность экономики – это всегда, в конечном итоге, объём извлекаемого чистого дохода, а чистый доход всегда идёт господствующему в обществе классу. Стало быть, остаётся сделать вывод, что снижение базовых розничных цен – это и есть при нормально функционирующем социализме та форма, в которой трудящиеся, как господствующий класс, получают (плюс к стоимости воспроизводства своей рабочей силы, или зарплате) свою долю чистого дохода, или прибавочного продукта, от ведения обобществлённого хозяйства. Ещё одна форма получения чистого дохода – это мощное развитие фондов бесплатного общественного потребления, в том числе жилищного фонда, рекреационного, бесплатного здравоохранения, образования, разных видов социального вспомоществования и т.д. Сейчас, когда всё это у нас стали воровски отнимать – низкие цены на товары и продукты питания, низкую квартплату, бесплатную медицину и пр.,– мы, кажется, начали прозревать, сколь огромная доля нашего личного благосостояния на этом зиждилась. А ведь было ещё и непосредственное денежное стимулирование по месту работы, различные премиальные фонды и т.п. И ещё надо учесть, что три десятилетия жили при социализме ущербном, застойном, перерождающемся. А если бы он действовал в полную силу?

Таким образом, если в социалистической экономике соблюдаются закономерности её эффективности, т.е. вся она "завязана" на регулярное снижение затрат и цен как конечный выход общественно-производственного процесса,– то трудящиеся сполна получают общественный прибавочный продукт по трём вышеобрисованным каналам и являются в полном, научном смысле этого слова господствующим классом, т.е. экономическая власть в государстве фактически находится у них в руках. А экономическая власть  – основа и для развития власти политической.

Но линия на регулярное снижение потребительских цен может проводиться только в рамках государственной собственности, поскольку там действует специфический хозяйственный механизм, так называемая двухуровневая система цен, предусматривающая сложную структурную переброску основной массы прибавочного продукта через всю общественно-технологическую цепочку на рынок конечного потребительского товара. Объяснять это в подробностях я здесь уже не могу. Кстати, именно тому, что этот механизм эффективности социалистической экономики был у нас сломан в 50-е – 60-е годы, была сломана политика снижения затрат и цен, – именно этому мы и обязаны всеми нашими несчастьями. А не какой-то административно-командной системе, зловредной, якобы, роли социалистического государства и прочим глупостям.

Глупости эти надо перестать слушать. Рецепт нашего выхода из кризиса достаточно прост: социалистическая государственно-обобществлённая экономика должна быть восстановлена во всех своих габаритах и со всеми своими атрибутами, но при этом ей должен быть возвращён органически ей присущий критерий эффективности – критерий снижения цен и предшествующих по цепочке затрат. И должна быть, вот именно, с корнем выкорчевана вредительская глупистика, навязанная нам "радикальными реформами", начиная с реформы 1965 года, – т.е., построение критерия эффективности по типу "прибыли на капитал". Что и привело нас к тому бедственному положению, в котором мы ныне находимся.

 

Опубл.: Информационный бюллетень Московского центра БП в КПСС, №4, июнь 1992г.