Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
председатель Исполкома Съезда граждан СССР
Т.ХАБАРОВА

 

И.В.СТАЛИН - ВЕЛИКИЙ ТЕОРЕТИК-МАРКСИСТ XX ВЕКА

Выступление на XXIX заседании политклуба
Московского центра БП в КПСС
Москва, 5 марта 2003 г.

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

многие из вас наверняка помнят часто цитировавшееся в своё время высказывание Энгельса из "Анти-Дюринга": "Маркс и я были едва ли не единственными людьми, которые спасли из немецкой идеалистической философии сознательную диалектику и перевели её в материалистическое понимание природы и истории."1
Истинный гений всегда не только новатор, но он одновременно в неменьшей мере и великий консерватор. На нём объективно лежит обязанность из наследия своих ближайших предшественников вычленить главное, отстоять это главное - как правило, в острейшей идейной борьбе - и укоренить его уже на новом витке развития, в новой исторической эпохе, причём укоренить так, чтобы оно мощно пошло в рост. Т.е., на гении лежит обязанность не только открыть какие-то ранее неведомые горизонты познания, но и соблюсти историческую преемственность, а это едва ли не ещё трудней.
И вот, ту работу, которую Маркс и Энгельс объективно должны были выполнить (и кстати сказать, блестяще выполнили) по отношению к своим предшественникам - немецкой классической философии, английской политэкономии и утопическим социалистическим теориям,- эту работу В.И.Ленину и И.В.Сталину пришлось выполнять по отношению уже к самим основоположникам марксизма. А Сталину - в значительной степени и по отношению к раньше завершившему свой жизненный путь Владимиру Ильичу.
За последние десятилетия мы предостаточно насмотрелись на попытки вбить клинья между Сталиным и Лениным, Лениным и Марксом, Сталиным и Марксом и т.д. С какой целью этим занимается классовый враг - это понятно. Но, к сожалению, сплошь и рядом подобные попытки исходят из источников, которые сами себя числят на левом фланге. Существует группа "Мёртвая вода", она периодически меняет свои названия, и эта группа непрерывно верещит,- иначе тут не выразишься,- будто И.В.Сталин в своих "Экономических проблемах социализма в СССР" "подписал смертный приговор марксизму", "фактически убил марксизм как систему миропонимания" и пр.2
Истинный гений,- повторяю снова,- решает всегда двуединую задачу, он создаёт не только, так сказать, пространственную, сегодняшнюю, одномоментную системность научного знания, но и системность историческую, протяжённую во времени, объемлющую прошлое, настоящее и будущее. Зачем же он будет "эгрегориально убивать",- как эти деятели выражаются,- одного из крупнейших своих предшественников, зачем он будет обрушивать преемственные связи между ним и собой. Обрушивать исторические связи - это занятие для агентуры влияния информационно-интеллектуальной войны, или, в противном случае, для совсем уж скудоумных. Дело гения как раз обратное. Дело гения - в прошлом угадать те побеги, для которых нынче обязательно нужно как бы вбить гвозди и протянуть нити, и по этим нитям уже вся масса накопленного знания живой зелёной стеной устремится к нам - и дальше, в будущее.
И вот сегодня, отмечая полувековую годовщину ухода И.В.Сталина из жизни, давайте попробуем проследить хотя бы некоторые из этих протянутых им концептуальных нитей - нитей, выстраивающих марксизм, т.е. научный коммунизм Х
IХ - XXI веков в единое, причём полное жизненных сил идейное и духовное целое.

 

Сталинская полемика с Л.Д.Ярошенко.
Истинная причина ненависти классово враждебных элементов
к марксистской, ленинско-сталинской политической экономии
.
Кто и как в действительности стремился "убить марксизм"
в экономической дискуссии 1952г.?

СКАЖУ СРАЗУ, что,- конечно же,- в сколь-либо удовлетворительном объёме выполнить это наше намерение нам (мне, во всяком случае) не удастся.
В мае 1999г. мы проводили политклуб на тему Сталинская работа "Экономические проблемы социализма в СССР" - политическое завещание строителя Советской цивилизации. К стыду нашему, материалы этого политклуба до сих пор не опубликованы. Но это не только наша вина, это в первую очередь беда - нехватка информационно-издательских ресурсов, о чём со всей остротой говорилось на Съезде граждан СССР второго созыва в 2001г.
И вот, увы,- на том политклубе мы смогли обозреть, и то не полностью, только первую половину "Экономических проблем". Это преимущественно сюжеты, относящиеся к формированию социалистической модификации закона стоимости, или сталинской экономической модели. А вторая половина - полемика с Л.Д.Ярошенко - практически почти целиком осталась за кадром. Такова насыщенность и многогранность сталинского текста.
Вне всяких сомнений, социалистическая модификация стоимости и теоретическое обоснование двухмасштабной системы цен - это едва ли не главный концептуальный "гвоздь", забитый И.В.Сталиным в его, действительно, политическом завещании; и мы не ошиблись, выделив
тогда именно эту группу вопросов. Но дальше там идёт ещё один, так сказать, костыль, ничуть не меньшей значимости, и вот о нём давайте на сей раз поговорим.
В чём суть тех нападок на марксизм, с которыми на ноябрьской экономической дискуссии 1951г., а затем в письме на имя членов Политбюро ЦК ВКП(б) от 20 марта 1952г. выступил бухаринец Ярошенко?
Ярошенко обрушился на марксистскую, в том числе и сталинскую, трактовку закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил.
А что такое закон соответствия?
Это основное ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ всякой общественно-экономической формации: т.е., закон её становления, развёртывания ею своих возможностей, исчерпания ею своих возможностей и схода с исторической сцены или преобразования в другой, более высокий экономический строй.
Обо всём этом у нас не однажды шла речь на наших научных собраниях; в частности, на политклубе 5 мая 1998г. Потерпел ли марксизм как наука поражение в информационно-интеллектуальной войне?3 И хотя этот материал появился в 41-м номере нашего "Светоча" два года назад, он,- к сожалению,- не вызвал того резонанса, которого заслуживал, и его осмысление нашей коммунистической общественностью - пока что дело будущего. Поэтому приходится в какой-то мере повторяться
.
Маркс и Энгельс, напомню, "спасли" из немецкой классической философии диалектику и "перевели её в материалистическое понимание природы и истории". А ведь это был научный, вот именно научный подвиг, масштаб которого по сию пору мало кем осознаётся. Классики марксизма гениально угадали в диалектике всемирноисторически новую систему логического мышления - логику РАЗВИТИЯ, логику мировой ДИНАМИКИ, в противоположность господствовавшей тогда во всех областях знания ньютонианской логике СТАТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ (или, если одним словом - ГОМЕОСТАЗА).
Развитие - это движение в его наивысшем, наиболее общем выражении, включающее в себя качественный скачок, переход с одного качественного уровня организации материи на другой. Гомеостаз - это тоже движение, но в рамках одной и той же качественной определённости.
И вот, этот новейший по тем временам понятийный аппарат Маркс и Энгельс упорно стремились перенести из сферы "чистой мысли",- поскольку ведь Гегель был всё-таки идеалист,- стремились перенести его на почву реального стихийно-материалистического естествознания и обществоведения. Что касается естествознания, тут нужно было, плюс к логике, ещё и математику менять, тут нужен был новый Ньютон,- каковым ни Энгельс, ни Маркс не являлись. Поэтому внедрение диалектики в естествознание осталось на уровне философского подхода,- хотя и этого одного было бы достаточно, чтобы обессмертить их имена. Кстати, ведь эта задача и до наших дней не решена, и мышление в категориях диалектики для естественных наук - всё такой же недосягаемый супермодерн, каким оно было где-то в середине XIX века.
Но в обществоведении, в своей родной стихии классики наши вполне преуспели, установив тот вид, который должно здесь иметь ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ, основная понятийная формула развития.
Итак, мы вернулись к закону соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, и теперь,- надеюсь,- яснее видно, какой был глубинный смысл идейной борьбы вокруг этого закона и почему так безошибочно насторожился и ощетинился Сталин в ответ на вылазку Ярошенко.
Ведь изъять закон соответствия из арсенала марксистской политэкономии - это значило лишить её научно обоснованных представлений именно о РАЗВИТИИ социалистического общества, о его ближайших и отдалённых перспективах, а тем самым,- естественно,- завести общество в тупик.
Каким образом осуществлялась эта идеологическая диверсия? Полезно в этом чуть подробней разобраться,- поскольку в конечном итоге диверсия эта после смерти И.В.Сталина оказалась всё же осуществлена. И ещё потому, что нынче в движении полно умственных троглодитов, которые всячески мешают последствия этой диверсии устранить.
Диалектическое противоречие - это взаимодействие двух сторон. В законе соответствия роль этих двух противочленов выполняют производительные силы, они характеризуют связи между людьми и природой, и производственные отношения - они характеризуют связи людей между собой. Главная производительная сила - это всегда сам человек, трудящийся. Главные компоненты производственных отношений - это, как указывает Сталин, а/формы собственности на средства производства; б/формы обмена деятельностью между различными социальными группами в производстве; в/формы распределения продукта. Со ссылкой на Маркса Сталин решительно подтверждает, что совокупность производственных отношений "составляет экономическую структуру общества", или его БАЗИС, "на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания".4
Производительные силы - это более подвижный, революционизирующий фактор общественного производства, базис - это фактор как бы стабилизирующий, консервативный. Взаимодействие между базисом и производительными силами заключается в том, что вначале новые производственные отношения, установившиеся в результате революционного взрыва, активно способствуют росту производительных сил, являются, по Сталину, главным двигателем их развития.5 Это и есть, собственно, фаза СООТВЕТСТВИЯ, о котором трактует закон. Постепенно производственные отношения устаревают и от роли главного двигателя производительных сил склоняются к роли их тормоза, соответствие между ними нарушается. В недрах общественного организма вызревает класс, способный дать толчок дальнейшему развитию общества, он совершает революцию, взламывает устаревший базис вместе с "возвышающейся на нём юридической и политической надстройкой" и устанавливает новые производственные отношения, открывающие новый простор подъёму производительных сил. Диалектическое противоречие сработало полностью, цикл замкнулся и начинает повторяться на следующем, более высоком витке развитийной спирали.
Сталин подчёркивает универсальность закона соответствия, отбрасывает демагогические и провокационные по своей сути измышления, якобы при социализме противоречие между производительными силами и базисом исчезает, базисное соответствие, будучи однажды достигнуто, автоматически сохраняется чуть ли не навечно. Диалектические противоречия действуют в любом обществе, их "исчезновение" означало бы попросту конец всякого развития. Отличие социализма от антагонистических общественных устройств не в исчезновении противоречий, а в том, что необходимые время от времени качественные преобразования базиса, революционные по своему содержанию, осуществляются (должны осуществляться, во всяком случае) социально осознанно, без разрыва общественной целостности, без потери контроля со стороны общества над этими процессами.
Что же в этой схеме не устраивает идеологического противника?
Безусловно, прежде всего её ярко КЛАССОВАЯ окраска.
Ну, в самом деле. Классово "перенасыщенные" отношения собственности и распределения продукта, межгруппового обмена деятельностью - они же и главный двигатель производительных сил, они же и первоочередной объект реформирования, если что-то застопорилось. Повсюду открыто выраженный, открыто преследуемый классовый интерес, повсюду приоритет класса,- а какого класса, если речь идёт о социализме? Известно, какого,- рабочего класса, трудящихся. Они же ещё и главная производительная сила, эти трудящиеся, чёрт бы их побрал. Нет, если такие теории будут в государстве господствовать, при них,- на месте затаившегося классового врага,- не очень-то разгуляешься. Вот истинная причина ненависти классово враждебных элементов к марксистской, ленинско-сталинской политической экономии. А вовсе не то, что на её основе невозможно, якобы, производство организовать, и тому подобная шизофрения. Прекрасно у нас было организовано производство на основе стопроцентно и сугубо марксистской двухмасштабной системы цен,- так организовано, что на Западе только за голову хватались, чувствуя, как сносит их на обочину истории, а фарватер мирохозяйственного развития прочно занимает сталинский, марксистский социализм.
Вернёмся к идеологическим диверсантам 1950-х годов; я уже до Бухарина не буду углубляться, хотя это одна, как говорится, бражка, о чём у Сталина предельно чётко сказано.
С чего они должны были, по идее, начать свои атаки?
Во-первых, базис; от него лучше вообще избавиться, ничего другого тут не придумаешь. Как избавиться? Объявить его частью производительных сил. Вот для чего нужна "теория" исчезновения противоречий в социалистической экономике, почему мы выше и назвали "теорию" эту провокационной. Дескать, раз при социализме базис уже не может находиться в противоречии с производительными силами, то чего дальше-то о нём толковать?
"Следовательно, социалистический строй без своего экономического базиса,- иронизирует Сталин в этом месте ярошенковских рассуждений.- Получается довольно весёлая история...
Возможен ли вообще общественный строй без своего экономического базиса? Тов. Ярошенко, очевидно, считает, что возможен. Ну, а марксизм считает, что таких общественных строев не бывает на свете."6
Всю марксистскую "схоластику",- как Ярошенко выражается,- насчёт собственности, стоимости, товарно-денежного обращения и пр. он предлагает из политической экономии социализма откинуть и вместо этого "разрабатывать и развивать научную теорию организации производительных сил в общественном производстве, теорию планирования развития народного хозяйства".7
Сталин тут же резюмирует: "Следовательно, политическая экономия без экономических проблем".
"Проблемы рациональной организации производительных сил, планирования народного хозяйства и т.п. являются не предметом политической экономии, а предметом хозяйственной политики руководящих органов." "Политическая экономия изучает законы развития производственных отношений людей. Хозяйственная политика делает из этого практические выводы, конкретизирует их и строит на этом свою повседневную работу. Загружать политическую экономию вопросами хозяйственной политики значит загубить её как науку."8
Когда Сталин это писал, до его смерти оставалось менее года. Великое открытие своих предшественников - диалектическую (т.е. динамическую, а не статическую) трактовку целостного общественно-производственного процесса, процесса закономерной смены экономических формаций - Сталин теоретико-философски полностью "спас", но спасти её практически, организационно уже не успел. Не прошло и нескольких лет, как на нашей идеологической, а затем и на хозяйственной арене правила бал всё более оголтелая ярошенковщина, она же бухаринщина. Марксистское понятие общественно-экономического базиса оказалось подменено выхолощенной "материально-технической базой", бдительно очищаемой от всякого классового содержания. Техника, она - мол - для всех одна и та же, производительным силам, им без разницы, что социализм, что капитализм; поэтому, как там, на Западе, их "рационально организуют", так и давай, тащи всю эту "рациональную организацию" к нам.
Между прочим, именно такой ход событий И.В.Сталин пытался предотвратить, когда требовал отказаться от применения в экономической теории социализма таких категорий, как прибыль на капитал, средняя норма прибыли, рабочая сила как товар и т.п. Следует учитывать, что поборники безбрежных заимствований из буржуазной экономической науки (а заодно и практики) обычно прикрывались кивками на Маркса: дескать, использует же Маркс всю эту терминологию в своём "Капитале"? Вполне резонно Сталин и отвечает таким фокусникам: мало что Маркс использует в "Капитале", он в "Капитале" рассматривает капиталистический строй, а не социалистический. Чтобы в этой сталинской полемике углядеть какой-то "смертный приговор марксизму", надо иметь, прямо скажем, уж очень буйное воображение. Приведённые замечания Сталина направлены не против Маркса, а против будущих авторов "хозяйственной реформы" 1965-67гг., которые,- действительно,- протащили и узаконили в советской экономике уродливые суррогаты как прибыли на капитал, так и всего прочего буржуазного хлама.
И наконец, чтобы поставить точку в сюжете о каком-то, якобы, "эгрегориальном убийстве" И.В.Сталиным марксизма в "Экономических проблемах",- хотя все эти бредни, это предмет скорее для психиатра, чем для философа,- но я всё же процитирую один пассаж, который крикуны насчёт пресловутого "убийства" старательно обходят молчанием.
"Убить марксизм" в той знаменитой дискуссии полувековой давности стремился не И.В.Сталин, а это тужились сделать правотроцкисты, характерным представителем которых и выступал Л.Д.Ярошенко. Свою антимарксистскую позицию он излагал предельно откровенно, без всяких ухищрений, причём человек он был далеко не безграмотный, и чего-чего, а последовательности и на свой лад убедительного наукообразия в его аргументах хватало с избытком. Если Сталин в то время на самом деле задался целью изничтожить марксизм в наших общественных науках, то совершенно невозможно понять, чего он-то боялся, когда вот, пожалуйста,- с самых высоких трибун, в своих речах на Пленуме дискуссии и на секциях, в разных своих посланиях, отнюдь не секретных, об этом нараспашку разглагольствовал какой-то Ярошенко, и разве только он один? Ведь Ярошенко обращался к членам Политбюро с просьбой поручить именно ему написание нового учебника политэкономии,- который, собственно, и должен был стать, и в действительности стал результатом дискуссии. Если Сталин и впрямь замышлял "эгрегориальное" злодейство против Маркса, ему стоило только отнестись к домогательствам Ярошенко более благосклонно,- ну, скажем, включить его в состав авторского коллектива наряду с И.И.Кузьминовым, Л.М.Гатовским, А.И.Пашковым и другими,- и остальное сделалось бы само собой. Такому решению горячо проаплодировали бы Ноткины, Санины, Венжеры, Бирманы, Либерманы, Канторовичи и прочие, которые плотными насестами сидели тогда во всех академических и отраслевых институтах, и они бы уж довели задуманное до логического конца гораздо раньше, чем в 1985 году.
Однако, вместо всего этого И.В.Сталин берётся за перо и выстраивает против Ярошенко непроницаемый, тщательно переплетённый заслон доводов как раз в защиту, а не в опровержение Марксовой правоты. При этом он обильно, добросовестно цитирует самого Ярошенко: "Перенесение схемы воспроизводства Маркса, разработанной им для капиталистического хозяйства, на социалистическое общественное производство является продуктом догматического понимания учения Маркса и противоречит сущности его учения". "Схема воспроизводства Маркса не соответствует экономическим законам социалистического общества и не может служить основой для изучения социалистического воспроизводства". И т.д. в том же духе.9
А вот ответ Сталина.
"Конечно, марксова теория воспроизводства, выработанная в результате изучения законов капиталистического производства, отражает специфику капиталистического производства ... Иначе и не могло быть. Но видеть в марксовой теории воспроизводства только эту форму и не замечать её ... основного содержания, имеющего силу не только для капиталистической общественной формации,- значит ничего не понять в этой теории. Если бы т. Ярошенко понимал что-либо в этом деле, то он понял бы и ту очевидную истину, что марксовы схемы воспроизводства отнюдь не исчерпываются отражением специфики капиталистического производства, что они содержат вместе с тем целый ряд основных положений воспроизводства, имеющих силу для всех общественных формаций, в том числе и особенно для социалистической общественной формации. Такие основные положения марксовой теории воспроизводства, как положение о разделении общественного производства на производство средств производства и производство средств потребления; положение о преимущественном росте производства средств производства при расширенном воспроизводстве; положение о соотношении между I и II подразделениями; положение о прибавочном продукте как единственном источнике накопления; положение об образовании и назначении общественных фондов; положение о накоплении, как единственном источнике расширенного воспроизводства,- все эти основные положения марксовой теории воспроизводства являются теми самыми положениями, которые имеют силу не только для капиталистической формации и без применения которых не может обойтись ни одно социалистическое общество при планировании народного хозяйства."10
Думаю, что никаких дальнейших разъяснений по поводу истинного отношения И.В.Сталина к Марксу и марксизму, вроде бы, не должно уже потребоваться человеку с нормально развитым мышлением. Когда вас будут уверять в обратном, то знайте, что в этом случае вы имеете дело попросту с современными ярошенковцами, которые из конъюнктурных соображений вырядились под сталинистов. Интеллектуальное оружие борющегося Советского народа называется: учение Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина. И вот эти попытки, когда лезут с этаким автогеном - порезать то одно сочленение в этой связке, то другое,- это и есть информационно-интеллектуальная война, и занимаются этим, стопроцентно и несомненно, проводники влияния этой войны. А уж занимаются они этим за соответствующую мзду или всего лишь по дурости - это, в конце концов, сути происходящего не меняет.

 

Институциональная ("плановая"), революция при социализме:
качественный скачок в развитии,
превратившийся из общего переполоха в политический институт
.

С УСТРАНЕНИЕМ,- после смерти И.В.Сталина,- из нашего обществоведческого анализа принципа соответствия (а он фактически оказался устранён) произошло то, что и должно было, и не могло не произойти: т.е., полное обрушение всяких разумных представлений о перспективах нашего общества на будущее.
Ведь если мы осознанно, действительно по-научному руководствуемся законом соответствия, то мы постоянно воспринимаем себя находящимися внутри или "в зоне" работающего диалектического противоречия. А ситуация здесь определяется, по Сталину, характерным "раскачиванием" производственных отношений от роли главного двигателя производительных сил к роли их тормоза и от роли тормоза опять к роли их главного двигателя.11
Искусство политического руководства социалистическим обществом в том и заключается, чтобы своевременно диагностировать опасную степень устаревания базисных отношений, не допустить их тормозного "наезда" на производительные силы и восстановить нарушившееся соответствие между ними. А это значит реформировать базис, вместе с возвышающейся на нём политической надстройкой и ПОСРЕДСТВОМ этой надстройки,- реформировать его так, чтобы он обеспечил новый простор развитию производительных сил, в той мере, как это диктуется их новыми объективными потребностями.
А чьи, конкретно, и какие потребности имеются здесь в виду? Имеются здесь в виду потребности главной производительной силы - трудящихся. В механизме срабатывания закона соответствия ничего нельзя понять, если не учитывать, что всякое очередное взаимосогласование базиса с производительными силами - это не какое-то техническое мероприятие, а это прежде всего качественное РАСШИРЕНИЕ СОЗИДАТЕЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ КЛАССА-ПРОИЗВОДИТЕЛЯ, это предоставление людям новых прав, новых гарантий реализации их трудовой и гражданской инициативы.
Ну, а там, где трудящемуся предоставляются какие-то новые нрава, там - понятное дело - у кого-то отбираются самостийно присвоенные привилегии. Тут уж никак не обойдёшься без борьбы - без борьбы с бюрократизмом, с элитаристским перерожденчеством и т.д., и вот почему все эти вещи, они очень и очень непростые, и восстановить ушедшее далеко в тормозную сторону базисное соответствие при социализме - это, по существу, всё равно что в лоне нашего общества, ничего не разрушая и не устраивая переполоха, произвести своего рода плановую, полностью контролируемую революцию.
И вообще, вот эта плановая, или ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ революция, т.е. качественный скачок в развитии, превратившийся из общего переполоха в политический ИНСТИТУТ,- это для социалистического и коммунистического строя проблема проблем, которую если он не решит, то попросту и не состоится. Нигде и никогда.
Ведь на чём мы провалились-то, на чём потерпели фиаско? Я нашего тезиса о Третьей мировой войне никоим образом не снимаю, в конечном счёте всё это вылилось в военный разгром. Но для разгрома должна быть и внутренняя причина, ведь почему-то Гитлер не смог нас разгромить? Вот эта внутренняя причина и называется: допущение перехода базисного "несоответствия",- которое, всячески это подчёркиваю, само по себе ничего, так сказать, ужасного не составляет, это явление естественное и закономерное,- допущение перехода базисного "несоответствия" в неконтролируемую, неуправляемую фазу. Формулирую ещё раз: внутренняя причина нашего, надеемся что временного проигрыша в Третьей мировой войне, это ДОПУЩЕНИЕ ПЕРЕХОДА БАЗИСНОГО, ИЛИ СОЦИОДИАЛЕКТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА В НЕУПРАВЛЯЕМУЮ ФАЗУ. А протекание социодиалектического конфликта в неуправляемой фазе - это протекание его по сценарию антагонистического общества. А это означает - всеобщий хаос, дестабилизация в государстве, недовольство масс, т.е. возникновение той самой обстановки, которая и была нужна геополитическому противнику для осуществления фактической оккупации страны.
Следовательно, если мы не научимся,- а учиться, хотя бы теоретически, надо уже сейчас, другого времени для этой учёбы не будет,- если мы не научимся проходить вот эти моменты неизбежного обострения базисного противоречия БЕЗРАЗРЫВНО, безаварийно, в плановом порядке, то Советская власть, даже и будучи возвращена, довольно скоро опять столкнётся с той же проблемой, и результат окажется тот же самый. А поскольку история не очень-то любит, когда на её уроках ничему не учатся, то вернее всего, что не освоив досконально этого урока, мы её - Советскую власть - никогда и не вернём.
Хорошо, а почему в этот-то раз допустили такое?
А вот потому и допустили, что принцип соответствия сдали в архив, базис включили в производительные силы, БАЗИСНОЙ ДИНАМИКОЙ нашей формации вообще перестали заниматься, а занялись пресловутой "рациональной организацией производительных сил" по Ярошенко. Говорить о неизбежном устаревании производственных отношений, о том, что они могут войти в серьёзнейший тормозной конфликт с нашими производительными силами,- как об этом яснее ясного предупреждал И.В.Сталин12 ,- сделалось, фи, немодно, избавления от всех бед искали в закупках иностранной техники и в обезьяньем перетаскивании к нам буржуазных методов хозяйствования. А ОБЪЕКТИВНЫЕ процессы в обществе тем временем шли своим чередом, и будучи упущены из-под всякого разумного надзора, вели прямиком к тому финалу, который и поимел место в конце 1980-х годов. Кстати, И.В.Сталин абсолютно точно предсказал и то, в каком случае это произойдёт: "если мы будем проводить неправильную политику, вроде той, которую рекомендует т. Ярошенко".13 Вот каким боком, какой катастрофой вылезла нам вся эта бухаринщина-ярошенковщина, и вот почему Сталин, который в те последние месяцы своей жизни вряд ли хорошо себя чувствовал, собрал оставшиеся силы и мобилизовал весь свой интеллект на отпор этой опасности, сделал всё возможное, чтобы предостеречь о ней государство, партию и народ. Об опасности чего? Уж конечно, не дальнейшего следования марксизму, но именно о смертельной опасности сворачивания с единственно верного, марксистского пути. А вот за эту белиберду, что будто бы И.В.Сталин,- всегда щепетильно, скрупулёзно честный в своих обращениях к народу,- что будто бы он в своём политическом завещании двурушничал с народом, на словах восхваляя Маркса, в действительности пытался отвратить народ от марксизма и убеждал его перейти на бухаринские, буржуазно-реставраторские позиции (это надо же, вообще, такое удумать!), то сегодня мы вынуждены с этой белибердой полемизировать, но по восстановлении законной власти в стране за неё, надеюсь, будут просто привлекать к уголовной ответственности, наряду со всей прочей компанией клеветников, и весь разговор.

 

"Самый прогресс и есть тогда государственный строй."
Вопросы построения коммунизма в творческом наследии И.В.Сталина
.
Строительство коммунизма по Сталину -
- выполнение Марксова завета о создании такого общества,
которое было бы способно
"прогрессировать вместе с действительным человеком"
.

ХОТЯ БЫ ВКРАТЦЕ, но нужно сказать теперь о том, КАКИЕ ИМЕННО потребности производительных сил должны быть удовлетворены в результате разрешения социодиалектического противоречия, преодоления базисного конфликта.
Из всего вышеизложенного совершенно очевидно, что это - потребности, носящие фундаментальный ГУМАНИТАРНЫЙ, ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ характер; из-за всякой сиюминутной мелочёвки такая катавасия в государстве не разразится. Возвращение базиса к состоянию "соответствия" производительным силам - это всегда, в любом обществе, наделение класса-производителя с его социальными союзниками каким-то новым срезом, новым спектром возможностей и прав, это всегда очередная ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ и ДЕЭЛИТАРИЗАЦИЯ общественного устройства.
Вот сейчас отовсюду можно слышать: дескать, в марксизме одна голая экономика, там ничего не найдешь о правах, о нравственности, о духовности. Нет, у Маркса и у крупнейших его последователей всё, что требуется, есть об этой стороне жизни. Где гуманитарная сторона действительно напрочь отсутствует, так это в бухаринщине, в правотроцкизме; вот там, и впрямь, один голый техницизм, одна "рациональная организация производительных сил".
Что же касается марксизма, то он не только активнейшим образом занимался правовой проблематикой, но он ещё и впервые в истории поставил гуманитарные искания человечества на реалистическую почву, на почву их практической осуществимости. Ведь нравственность и духовность не витают где-то в безвоздушном пространстве, тут нельзя абстрагироваться от материальной основы, ибо сами люди, носители этих свойств,- увы,- материальны. Если у вас в квартире отключить свет, газ и водопровод, да ещё зимой, в морозы, вам в ту же минуту не до духовности станет. Вот эти реальные взаимосвязи в марксистской науке всеобъемлюще учтены, что и создаёт впечатление некоторой её утяжелённости и приземлённости. А в остальном она гораздо более духовна, чем все эти нынешние скороделки, с которых моментально вся духовность слетит при первом же крупном перебое в электро- или водоснабжении.
Теперь, как смотрел на эти вопросы И.В.Сталин.
Сразу напомню, что И.В.Сталин - автор безусловно лучшей, наиболее вдохновляющей демократической программы XX века: программы всемерного развёртывания массовой низовой критически-творческой инициативы ("критики снизу"). Следовало бы даже сказать, наверное,- не XX, а XXI века, ибо эта прорывная сталинская идея до сих пор не осуществлена, нам только ещё предстоит воплотить её в жизнь. И.В.Сталин также автор первой нормативной, если можно так выразиться, полномасштабной конституции социалистического государства - Конституции СССР 1936 года.
Но на этом я не могу сегодня задерживаться, тем паче что эти сюжеты освещены в других наших наработках, включая наработки опубликованные. Хотя, опять же, опубликовано далеко не всё и далеко не в том формате, как надо бы. Обратимся, конкретно, к предмету сегодняшнего нашего рассмотрения - к "Экономическим проблемам социализма в СССР".
Вы не удивляйтесь (не удивляйтесь, кто этого не знает), но у нас в то время в повестке дня теоретических дебатов во весь рост стоял вопрос о переходе к коммунизму. И действительно, если бы сталинскую модель в экономике не разрушили, а ещё бы и дополнили её сталинской демократической моделью - программой развития самокритики и массовой критики снизу, то коммунистическое общество в нашей стране сделалось бы реальностью даже не в 1980г., а раньше. Так что такая постановка проблемы отнюдь не была забеганием вперёд.
С этой точки зрения и Сталин подходит, и всю свою полемику с бухаринцами он ведёт именно в терминах непосредственно, практически нам предстоящего развёртывания коммунистического строительства. И прежде всего, безукоризненно точно он определяет рамочные, так сказать, гуманитарно-правовые (а это и значит, в конечном итоге,- БАЗИСНЫЕ) условия "действительного, а не декларативного перехода к коммунизму".14 Эти рамочные условия - это поэтапное превращение труда "из средства только лишь поддержания жизни ... в первую жизненную потребность".15 Сегодня, когда мы - Большевистская платформа - излагаем эту проблематику, мы обычно формулируем так, что при переходе от первой ко второй, высшей фазе коммунизма отношение "труд - рабочая сила" должно быть заменено отношением "труд как творческая самореализация личности", труд как выявление и раскрытие творческой способности человека, т.е. его жизненного призвания. Вот масштаб и смысл того базисного, социоструктурного преобразования, которым должно ознаменоваться и которым должно быть обеспечено наше вступление во вторую фазу коммунистической общественно-экономической формации.
Вот тот "главный двигатель развития производительных сил", который должен поднять нас к высотам коммунизма: это неустанная государственная работа по созданию условий для раскрытия творческого и гражданского потенциала каждого члена общества. Именно каждого "поголовно", как В.И.Ленин говорил, ибо в марксистско-ленинском учении,- кто забыл, те вспомните, а кто не знает, те узнайте,- в марксистско-ленинском учении творческая способность трактуется как достояние и внутренняя суть КАЖДОГО человека, в марксизме нет изначально "бракованных" людей. И мы видим, что это также и всецело СТАЛИНСКИЙ подход.
Меня всегда несколько удивляло, что И.В.Сталин в "Экономических проблемах" не обращается к своим демократическим идеям; ибо, бесспорно, программа развития "самокритики и массовой критики снизу" - это мощнейший институциональный рычаг всех вышеописанных преобразований. Но, может быть, в этом есть и некоторый резон: ведь, в конце концов, в дискуссии 1951-52гг. обсуждался учебник политэкономии, а не советского законодательства или советского партийно-государственного строительства.
И тем не менее, то, что Сталиным здесь упомянуто, всё это имеет преимущественно и почти однозначно гуманитарную, не техницистскую направленность: "добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активным деятелем общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой-либо профессии".16
В свою очередь, для этого тоже много чего нужно: "сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов", "коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путём прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путём дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления".17
Т.е., подразумевается неукоснительное продолжение политики снижения затрат и цен, или продолжение действия двухмасштабной ценовой модели. Двухмасштабная модель в данном контексте играет особую роль ещё и потому, что она есть инструмент постепенного самоуничтожения товарно-денежных отношений, а они и должны быть уничтожены, изжиты при переходе к полному коммунизму.
Конечно, И.В.Сталин не только не забывает о материальном производстве, о необходимости обеспечить его непрерывный рост, но он твёрдо выдвигает это требование на первое место. Однако, он отнюдь не придаёт производству самодовлеющего значения, резко возражает против превращения производства в самоцель, что оборачивается исчезновением из поля зрения "человека с его потребностями".18
Суммируем рассмотренный материал.
Выполнение всех очерченных И.В.Сталиным условий, если бы оно увенчалось задействованием программы институционализации "критики снизу" (а почему бы её и не задействовали, у нас ведь нет оснований думать, что Сталин от неё отказался),- всё это, выполнение всех этих условий, означало бы:
а/ что мы - социалистическое общество в СССР - в принципе освоились уже не только со статикой, но и с динамикой исторического процесса, т.е. с качественно высшим кругом закономерностей, алгоритмом которых является диалектическое противоречие;
б/ что мы сумели сделать то, чего до нас не удавалось ни одному общественному устройству,- основное, наиболее "грозное" противоречие между производственными отношениями и производительными силами разрешили, в точке его обострения, не путём катаклизма, а планово и институционально;
в/ что мы планово, без потери контроля над объективными процессами совершили труднейшую и ответственнейшую вещь - перебрались из базисного цикла первой фазы коммунистической общественно-экономической формации в базисный цикл второй её фазы;
и наконец, г/ что как итог всего вышесказанного, наш общественный строй обрёл способность безразрывно, мощно и в опережающем темпе развиваться соответственно спонтанному развитию главной производительной силы - трудящегося и творящего человека,- а это и есть то состояние общественного строя, о котором всегда мечтали и к которому стремились и сами, как говорится, простые люди, и величайшие социальные реформаторы и революционеры на протяжении всей истории человечества.
Маркс,- напомню лишний раз, ибо это его прекрасное высказывание вообще-то не единожды в моих работах цитировалось,- Маркс выдвигал "требование такого государственного строя, который заключает в себе самом, в качестве определяющего начала и принципа, способность прогрессировать вместе с развитием сознания, прогрессировать вместе с действительным человеком
/подчёркнуто мной.- Т.Х./. Но это возможно только при условии, если "человек" стал принципом государственного строя."
"… необходимо, чтобы движение государственного строя, его прогрессивное движение стало принципом государственного строя, следовательно, чтобы принципом государственного строя стал действительный носитель государственного строя - народ. Самый прогресс и есть тогда государственный строй
/подчёркнуто мной.- Т.Х./."19

 

Стратегически, исход из нынешней катастрофы - это прорыв в коммунизм.

И ПОСЛЕДНЯЯ фабула в нашем сегодняшнем исследовании.
Могут, конечно, мне возразить: а не слишком ли, всё-таки, это всё заковыристо, и зачем нам эти "раскачки" производственных отношений туда-сюда и лазанье из одного непонятного цикла в другой, и насколько для нас нынче вообще актуален вопрос о построении коммунизма? Ведь перед нами совсем другие проблемы стоят.
И вот, снова и снова приходится повторять очередную чрезвычайно важную вещь, которая, вроде бы, должна быть самоочевидна, но... Десять лет, как минимум, пытаешься протолкнуть её людям в сознание - и сдвигов никаких.
Дело в том, что во всемирноисторическом эволюционном пространстве нельзя болтаться где попало, это эволюционное поле так же жёстко структурировано, как поле всемирного тяготения. Законы этого структурирования как раз и изучает наука, именуемая - исторический материализм, и одному из главнейших таких законов был посвящён нынешний мой доклад.
Сейчас у нас у многих такое ощущение,- к сожалению,- что они после развала СССР вроде как бы из клетки вырвались: социализма нет, капитализма, если разобраться, тоже нет, вот прогоним антинародный режим, и что хотим, то тут и построим. А ведь ощущение это в корне ложное, и с такими настроениями мы и режиму не страшны, и непригодны ни для какого разумного деяния на пользу нашего Отечества.
Точно так же, как мы не перестали дышать воздухом, оказавшись без СССР, точно так же мы не перестали и не могли перестать находиться в силовом поле основного социодиалектического противоречия. Точно так же, как мы никуда не двинулись со своей географической территории, так же мы продолжаем пребывать в каком-то базисном цикле, и на нашем месте жизненно важно понимать, в каком именно. Иначе мы и дальше будем только шишки себе набивать об эти силовые перекрытия, незримые, но могущественные, а выход нам так и не откроется.
Хорошо, а где мы до этого-то были, собственно говоря?
А были мы в базисном цикле первой фазы коммунистической формации. Начали штурмовать вторую фазу, с переходом этим не справились. Цикл не смог замкнуться в плановом, социально-осознанном порядке, как он должен был. Стал замыкаться по антагонистическому варианту - и тоже не замкнулся. Почему? Потому что проехали уже ту точку на спирали развития, где из социального катаклизма получается что-то путное, получается строй с более высокими характеристиками. А назад развитийную спираль уже не развернёшь. Задача, которую мы - социалистическое общество в СССР - объективно должны были решить, называлась и ещё продолжает называться: ПЛАНОВЫЙ МЕЖЦИКЛИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД. Мы задачу эту не решили и оказались заперты в болезненно, кризисно не завершённом базисном цикле первой фазы коммунизма.
Верхняя, если так можно выразиться, горловина этого цикла осталась кризисно разомкнута, и в эту дыру ринулся геополитический противник, который установил в стране фактически оккупационный режим. Говорят, полная реставрация капитализма у нас произошла. Да откуда ему взяться, капитализму? У нас произошло и продолжает ещё происходить оккупационное разрушение социалистического строя. А уж подо что эту разруху снаружи маскируют, то это как раз тот случай, когда на клетке слона висит надпись "буйвол".
Поэтому и все эти призывы к новой социалистической революции, они направлены мимо цели. Сколь бы эксцентричными ни казались сегодня такие выводы, но мы и так социалистическая страна, только оккупированная геополитическим противником. Оккупация стала возможна по причине кризиса, вызванного нашим застреванием на проблемах, которые по своему содержанию имели самое прямое отношение уже к построению, вот именно, коммунизма.
Провалиться дальше вниз, в капитализм, мы не можем, потому что дно у этого мешка, у этой социодиалектической ловушки объективно уже заделано. Я умышленно всё огрубляю, ибо если на языке Гегеля излагать, строго по науке, то вообще никто ничего не поймёт. Вот мы сидим в этом мешке, у него,- повторяю,- только та горловина пока
разомкнута, которая вверх ведёт. Значит, через неё и надо отсюда вылезать, другого-то выхода нет. Эту дыру обсел враг, оккупанты с их марионетками. Значит, прежде всего надо, насколько это достижимо, избавиться от оккупации, т.е. ставить вопрос,- как мы его и ставим,- о национально-освободительной войне.
Вот отогнали мы врага от спасительной горловины и выглянули из неё, а там что? А там вторая фаза коммунизма, потому что объективно эта перемычка, где мы застряли, она вела и ведёт из первой фазы коммунистической формации во вторую. А вы как думали? Что мы в эволюционном пространстве на беспривязном содержании? Что там снова НЭП будет и переходный период? Не будет никаких переходных периодов, это всё в другом месте, давно и безвозвратно.
Но и насчёт второй фазы пока особо радоваться нечему, потому что туда ещё не всех пускают. Прошлый-то раз не пустили.
Следовательно, теперь мы должны продемонстрировать, что способны, на основе приобретённого опыта, разобраться со всеми теми проблемами, в которых запутались ещё полвека назад. И это,- повторяю снова и снова,- проблемы, как ни верти, ПОСТРОЕНИЯ КОММУНИЗМА. Конечно, попутно придётся ускоренными темпами устранять последствия войны и причинённой ею разрухи, но всё же стратегически исход из катастрофы - это прорыв в коммунизм. Вот такова для нас сегодня актуальность всего этого материала, соответственно - и сталинских изысканий в этом направлении. Если мы этого не поймём, объективная диалектика через какое-то время, не очень продолжительное, просто спихнёт нас на дно мешка, в котором мы завязли, и эпопея наша на этом закончится. Вот уж поистине - КОММУНИЗМ ИЛИ СМЕРТЬ. Перед таким выбором поставила нас история, а уж окажемся ли мы здесь на требуемой высоте - что ж, товарищи, зависит от нас с вами.

______________________________
1 См. Ф.Энгельс. Анти-Дюринг. ИПЛ, М., 1973, стр. 6.
2 См., напр., Напутствие на будущее И.В.Сталина большевикам. - http://www.dotu.ru/files/ford7.zip
3 См. информбюллетень "Светоч" №41, март 1999 г.- октябрь 2000 г.
4 См. И.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. Госполитиздат, 1952, стр. 64.
5 См. там же, стр. 62.
6 Там же, стр. 65.
7 См. там же, стр. 59.
8 Там же, стр. 60, 78-73.
9 См. там же, стр. 79-80.
10 Там же, стр. 80-81.
11 Там же, стр. 62.
12 Там же, стр. 68.
13 Там же, стр. 67.
14 Там же, стр. 66.
15 Там же, стр. 66, 69.
16 Там же, стр. 68-69.
17 Там же, стр. 69.
18 Там же, стр. 78.
19 К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 1, стр. 240, 284.
���. 80-81.
11 ��� ��, ���. 62.
12 ��� ��, ���. 68.
13 ��� ��, ���. 67.
14 ��� ��, ���. 66.
15 ��� ��, ���. 66, 69.
16 ��� ��, ���. 68-69.
17 ��� ��, ���. 69.
18 ��� ��, ���. 78.
19 �.����� � �.�������. ���., �. 1, ���. 240, 284.